мое маленькое безумие

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

мое маленькое безумие > Фанфик по Наруто


Тесты c категорией "Фанфик по Наруто".

среда, 14 октября 2009 г.
Фанфик по наруто Мне не больно( Дейдара/Темари, Сасори/Темари) глава 7 Нэриэл Ту Одершванк 15:11:09
Подробнее…
Слабое предутреннее рыжее солнце тускло освещало небольшой перелесок. Не смотря на то, что деревья тут росли очень жидко, видимость была крайне плохая. К тому же редкие клочки еще не успевшего развеется тумана то там то тут окутывали собой землю. Сасори торопливо перепрыгивал с ветки на ветку, перекинув Дейдару через плечо. Конечно, то положение, в коем сейчас пребывал подрывник, было далеко не лучшим для подобного рода передвижения, но выбора у Акасуны не было. Он лишь надеялся на то, что как только они доберутся до своего убежища, то он сможет вылечить напарника. Самое главное теперь было не останавливаться. Было довольно прохладно, поэтому это лишний раз заставляло его торопиться.
Поспешно перебираясь с одного дерева на другое, Сасори чувствовал, что концентрировать потоки чакры к каждой части тела становилось все сложнее, сказывалась бессонница, да и то, что он был вне Хируко, так же накладывало негативный отпечаток на его состояние. Хотя, наверное, было еще что-то. Странное смятение охватило его, как только он выбрался из поселка. Было такое непонятное чувство, будто он потерял что-то, прежде не особо нужное, но с утратой этого ему стало как-то не по себе. Прежде подобного он ни разу не испытывал, даже когда, будучи человеком в полной мере этого слова, он покидал свою родную деревню, оставив за спиной прежние не особо крепкие связи. Тогда, пожалуй, было немного грустно, но мысли о том, что он может, обретя свободу, приобрести в будущем, затмевали все отрицательные эмоции. Сейчас же было все иначе. Стойкое осознание того, что впереди уже ничего нет, терзало его ум. Ведь все что хотел, он уже получил. Или все же это не так? Акасуна неожиданно остановился, прислонившись плечом к чуть влажному стволу дерева. Смятение все усиливалось, а силы наоборот покидали его тело. Все это было очень странно. Сердце его упрямо клокотало, требуя передышки, хотя такого, он точно знал, с ним не было уже очень давно. В итоге кукловоду не оставалось ничего более как сделать небольшой привал.
Найдя небольшую поляну, наиболее хорошо освещенную, он спустился на нее. Расстелив свой плащ, он уложил на него Дейдару. Тот по-прежнему был без сознания. Возможно, пребывание на прохладном ночном воздухе немного сбило ему жар, поскольку выглядел он гораздо лучше, чем прежде. Сам же Сасори отстранился немного в сторону и, прижавшись спиной о дерево, прикрыл глаза. Сон начал понемногу овладевать им. Он расслабился, позволяя себе хотя бы ненадолго погрузиться в него. Неизвестно сколько времени прошло, но проснулся он от крайне настойчивого звона в ушах. Похоже, Лидеру потребовалось его очень срочно увидеть. Мимолетно он взглянул на небо и по незначительному перемещению солнца понял, что спал он не больше часа. Сложив пальцы в замысловатую печать, он закрыл глаза и приготовился к крайне неприятному разговору.
Вновь тоже затемненное помещение и тоже не слишком довольное лицо Пейна тот час возникли перед Сасори. На этот раз Лидер сидел на диване и выжидающе смотрел на кукловода. Но через несколько секунд после появления Акасуны все же решил приподняться, после чего ,удивленно вскинув бровь, спросил:
- Почему один, я, кажется, вызывал вас вместе с Дейдарой?
- Он не смог почтить вас своим появлением, - как-то слишком холодно бросил ему Сасори.
- Отчего же? – задал тот очередной вопрос.
- Я думаю, вы и сами прекрасно осведомленны, почему он не может, - теперь в голосе чувствовалось уже нескрываемое раздражение.
- Хм, ты прав, - согласился с ним Пейн, решив проигнорировать дерзкий тон кукловода. – Как он сейчас? – с безразличием поинтересовался он.
- Лучше чем был, когда я его обнаружил лежавшего в луже собственной крови, но хуже чем пару-тройку дней назад.
Напряжение в воздухе поднялось просто до невозможного уровня.
- Я надеюсь, он поправиться.
- Если бы вы и вправду так считали, то оказали бы ему должную помощь, это было вполне в вашей компетенции. Но вы этой возможностью не воспользовались, - Сасори сжал губы в тонкую полоску и с вызовом посмотрел на Лидера. Тот не отводя взгляда, еле заметно хмыкнул.
- Ты стал какой-то слишком чувствительный, Сасори, это на тебя не похоже.
- Он мой напарник. Я к нему уже привык, а подстраиваться под кого-то другого в случае его гибели, мне совершенно не хочется. Так за чем вы меня вызывали? – напомнил он Пейну о цели своего визита.
- В связи со сложившейся ситуацией я думаю, что вы не в состоянии будете выполнить свое задание, поскольку Дейдара вряд ли сможет восстановиться до окончания выделенного вам срока. Он не послушал приказа и полез не за своим джинчуурики без должной на то подготовки, результат на лицо. В силу ваших предыдущих заслуг перед нашей организацией, я закрою на это глаза, - тут Пейн на некоторое время замолчал, словно о чем-то раздумывая.
-Ну, так и кто теперь будет заниматься нашим делом? – поторопил его Сасори. Он уже наперед знал, что их разговор будет именно об этом. Его интересовало лишь одно обстоятельство, о котором он и поспешил спросить.
- Я долго раздумывал. Сначала я склонялся в сторону Итачи и Кисаме, - при этих словах Сасори еле заметно напрягся. – Но потом все же сделал свой выбор в сторону Какузу и Хидана. Теперь этим делом занимаются они. Основная же твоя задача теперь сделать так, что бы Дейдара смог восстановиться ко времени извлечения демона и самое главное больше не натворить глупостей.
- Похоже, вы забываете, я ему не нянька! И следить за каждым его шагом, отговаривая от непредусмотрительных ошибок, не намерен.
- Сасори, я просто считаю тебя более благоразумным из вас двоих, поэтому по-хорошему прошу тебя воздержать Дейдару от каких-либо необдуманных действий. Я все сказал, что хотел,- наконец подытожил он.
- Тогда до скорой встречи, - произнес Акасуна и удалился.
Когда он оказался вновь на поляне, солнце поднялось гораздо выше, и теперь ясный желтовато-оранжевый диск его возвышался над кронами деревьев и уже в полной мере озарял все вокруг. Где-то отдаленно слышался щебет птиц. Лес постепенно просыпался. Сасори в одно движение оказался возле Дейдары и, подхватив его, отправился в дальнейший путь. Сетуя на то, что потратил много времени на глупые разговоры с Лидером, он прибавил скорость. Но не прошел он и сотни метров, как хорошо развитое предчувствие заставило его остановиться и спуститься вниз. Постояв с пол минуты, он ощутил, как сердце вновь невольно колыхнулось, и он громко крикнул:
- Можешь не прятаться, я тебя уже давно заметил!- его голос неровным эхом разнесся по лесу.
И тут из-за внушительного ствола одного из деревьев выглянула Темари и одним движением оказалась подле кукловода.
- Я и не думала прятаться, - воскликнула девушка. Глаза ее неуверенно забегали из стороны в сторону, что свидетельствовало о некого рода замешательстве, в котором пребывала куноичи. И видно было, что этот ее надменный тон совсем не соответствует ее внутренним чувствам.
- Какого черта ты за нами пошла? – спросил Сасори. В свои слова он попытался вложить как можно больше злости и раздражения, но даже у него это вышло как-то немного неестественно.
- Ты же сам сказал, что теперь поимкой моего брата будет заниматься кто-то другой. Ну, так вот я обязана узнать кто это! – уже менее уверенно произнесла она.
- Это самая глупая отговорка из всех, которые ты только могла придумать при данных обстоятельствах! – еле сдерживая улыбку, произнес он. Та тяжесть, которая истомляла его изнутри последние несколько часов, теперь куда-то исчезла, и внутри стало гораздо легче.
- Это не отговорка, а правда! – с каким-то остервенением произнесла она, словно ее только что уличили в чем-то крайне постыдном.
- Тем более с чего это ты взяла, что я тебе что-то расскажу? – спросил он у нее.
- Как это с чего? После всего этого, да ты… ты просто обязан… - она неожиданно замолчала, запутавшись в собственных фразах.
- Послушай, мне сейчас некогда с тобой вести беседы. Если у тебя возникло желание пообщаться со мной по душам, то тогда сделаем это после, - с этими словами он запрыгнул на ветку дерева, и, обернувшись, посмотрел на Темари вниз и добавил:
- Если хочешь получить ответы на так интересующие тебя вопросы, поспеши.
Темари слегка опешила от такого ответа, но через минуту она уже торопливо перепрыгивала с ветки на ветку, стараясь не упустить из виду знакомый черный плащ с красными облаками.
Так продвигались они какое-то время. Вскоре лес начал становиться все реже, и им ничего не оставалась как спуститься вниз и продолжать свой путь по земле. Чем дальше они шли, тем окружающая их растительность становилась все беднее и беднее, да и звуки, обычно наполняющие собой природу, совсем стихли. Впереди раскинулась череда скалистых ущелий. Перейдя через каменистую россыпь, они оказались около одного из них. За все время этого их совместного перемещения они не произнесли друг другу не слова, поэтому Темари, погруженная в глубокую пучину своих далеко не радостных мыслей, вздрогнула, услышав голос Сасори:
- Мы пришли.
- Это тут? Но здесь же ничего нет кроме скал, - еще раз внимательно осмотревшись вокруг, удивленно произнесла девушка.
- Неужели ты думаешь, что свое убежище мы создадим где-нибудь на берегу реки в виде чудесного летнего домика?
Девушка презрительно фыркнула, давая понять, что если это и шутка, то она ее не оценила.
Акасуна прошел внутрь небольшой пещеры. Темари проследовала вслед за ним. В нос сразу ударил резкий запах сырости, от чего куноичи непроизвольно поморщилась. Стены скалы изнутри местами были покрыты мхом. Все тут свидетельствовало о многолетней безлюдности.
- Ты уверен, что мы пришли куда нужно? – с недоверием спросила она.
- Я пока еще в своем уме, - произнес кукловод, удаляясь все дальше в глубь, туда где совсем не доходили лучи солнца.
- Лично я в этом порой сомневаюсь, - тихо под нос пробурчала себе девушка.
- Ты что-то сказала? – обернувшись, спросил Сасори.
- Нет, ничего, тебе послышалось, - выкрикнула она ему вслед.
Вскоре стало совсем темно, а на ощупь передвигаться тут Темари совершенно не хотелось. Это было, по меньшей мере, опасно. Акасуна, словно прочитав ее мысли, нащупал где-то на стене факел и, чиркнув спичкой, зажег его. Все пространство тут же осветилось тусклым светом. Дальше шел выступ, поднимающийся вверх.
- Послушай, может, я понесу факел, тебе, наверное, будет не удобно, - сказала она, косясь на болезненное лицо Дейдары, который безжизненно висел на плече напарника.
- Неплохая идея, - согласился Акасуна и передал ей факел. – Только не отставай от меня ни на шаг. Я должен хорошо видеть дорогу. Дальше уступ будет сужаться, так что идти придется очень осторожно.
Так шли они еще некоторое время. Темари с опаской глядела себе под ноги, поскольку по тому времени, за которое мелкие камни, отлетавшие из-под ее сандалии, с шумом падали вниз, она поняла, что забрались они уже довольно высоко. Наконец, сделав еще пару шагов, кукловод остановился. Выступ стал заметно шире, но дальше дороги не было, ее преграждала огромная стена.
- Ну и что теперь? – чуть запыхавшись, спросила девушка.
- Сейчас увидишь, - он положил Дейдару на землю и начал складывать сложные печати. Уследить за движением его пальцев Темари, как ни пыталась, не могла. Тут раздался оглушающий шум, и стена, словно огромная дверь, медленно начала раскрываться. В воздухе тут же повисло песчаное облако, девушка закашлялась и прикрыла рукой глаза. Когда пыль, витавшая в воздухе, улеглась, девушка смогла разглядеть перед собой просторное помещение, из которого выходило несколько комнат. Сасори поднял Дейдару и прошел в одну из них. Это оказалась что-то вроде спальни. Там была небольшая кровать и стол. И что самое странное даже небольшое окно, удивительным образом сделанное в скале, там присутствовало. Внутри помещение мало чем отличалось от обычных жилищ, расположенных в Суне.
- Это все ты сделал что ли? - пораженно спросила девушка.
- Я делаю куклы, а не строю дома, тем более тут.
Сказав это, он вышел, и, пройдя по длинному коридору, зашел в дальнюю комнату и громко хлопнул дверью, словно предупреждая девушку, что туда ей входить не следует. Темари же в сложившейся ситуации было крайне сложно чем-то удивить, поэтому она приняла поступок Сасори как должное.
Она между тем подошла к Дейдаре и дотронулась рукой до его лба. Жара почти не было. Уголки ее губ, словно торжествуя, приподнялись вверх. «Я же говорила, что он хороший лекарь», - подумала куноичи. Затем она присела на корточки возле кровати и, внимательно посмотрев на измученное лицо подрывника, вздохнула:
- А все же жалко, что тебя тогда не убили, чертов ублюдок. И зачем я только тебе помогла?
Тут по коридору раздались торопливые шаги кукловода, поэтому девушка поспешно встала. В комнату вошел Акасуна, неся с собой целую кучу различных лекарств
- Заметь, выглядит он гораздо лучше, - с сарказмом произнесла девушка. – А ты мне не верил!
- Все равно оставаться там мы не могли.
Первым делом Сасори перевязал рану чистыми бинтами. Шов на удивление быстро затягивался. Когда со всеми лечебными мероприятиями было покончено, Акасуна сложил все лекарства обратно.
- К вечеру он должен, скорее всего, очнуться.
- Я надеюсь, он не будет вопит как раньше?
- Я тоже на это надеюсь, - сухо ответил ей кукловод. – А пока мне нужно поработать, - с этими словами он было опять направился в ту отдаленную комнату, но Темари его остановила.
- Ты будто и не человек,а - кукла.Неужели ты ни капли не устал? Может, поедим сначала? Тут вообще есть что-нибудь из еды?
- Что-то было, - пожал он плечами. – Тут должна быть кухня, поищи сама мне некогда.
Так как девушка испытывала сильный голод, ей не оставалось ничего более как воспользоваться советом Сасори. Кухню она действительно обнаружила в конце коридора в противоположной стороне от двери, где находился сейчас кукловод. Вообще помещение было гораздо больше, чем могло показаться на первый взгляд. Темари насчитала в общей сложности штук восемь комнат. Здесь даже была предусмотрена ванная, хотя откуда тут могла взяться вода, было не совсем ясно. Был тут и большой просторный кабинет с огромный столом по середине, видимо, предназначенный для каких-то важных собраний. Но в целом все комнаты были практически не обжитые, что свидетельствовало о редком пребывании тут членов Акацуки.
Кухня представляла собой небольшое помещение с одним столом, четырьмя стульями, небольшой газовой печкой и парой шкафчиков. Из еды по большей части была только лапша да несколько мешочков с крупой, сахаром, мукой и сухим молоком. Но Темари была рада и этому. Заварив себе лапши, она поела и приняла душ. Все это крайне повысило ей настроение. Возле ванной в шкафу она обнаружила аккуратно сложенную одежду в точности такую же, в какую были одеты оба преступника. Недолго думая, без всякого зазрения совести она решила ей воспользоваться. Она поспешно скинула с себя грязное и местами порванное платье и переоделась в одежду шиноби. Затем решительным шагом направилась в комнату, куда зашел Сасори. Девушка негромко постучалась и, не дождавшись разрешения, прошла внутрь. Комната это была, по всей видимости, мастерской. В ней то там то тут были развешаны сломанные куклы и всевозможные детали от них, на полках стояли множества различных бутыльков, и кругом лежало разномастное оружие, скорее всего предназначенное для модернизации кукол. Что-то подобное она раньше видела и у Канкуро. Сасори же сидел на одном из стульев и усердно прикручивал винтики к одной из кукол. При появлении Темари он удивленно посмотрел на нее, приподняв лицо.
- Чего тебе?
- Я просто подумала, что, может, ты все же захочешь поесть, поэтому и зашла спросить.
- Нет, я не голоден, - отрицательно покачал он головой. И вновь опустил голову, окунаясь в работу.
- Что ты делаешь? – заинтересованно спросила она, пройдя вперед и усевшись на свободный стул чуть поодаль от кукловода.
- А ты что не видишь? - не отрываясь от дела, ответил он.
-Видеть то вижу, просто не пойму, почему ты тут же бросился заниматься этой куклой, совсем не отдохнув.
Сасори промолчал. В комнате на некоторое время воцарилась тишина.
- Странно это все, - наконец задумчиво произнесла Темари, разглядывая деревянный брусок неопределенной формы, больше всего напоминавший недоделанную руку.
-Что странно? – удивленно спросил Сасори, на мгновение оторвавшись от починки марионетки.
- Это все. То что я сейчас здесь. Мы из одной деревни, но при этом враги, - она отложила брусок в сторону и расслабленно откинулась на спинку стула.
- Лично я тебя своим врагом не считаю.
- Неужели? – удивленно вскинула вверх бровь девушка.
- То что ты потащилась сейчас за нами, это еще не повод.
- Зато одно то, что ты охотился за моим братом, уже делает тебя врагом.
- Ну, больше то я за ним не охочусь, - усмехнулся он. Этот глупый разговор не о чем, начинал его забавлять. И даже было немного странно. Когда Дейдара к нему начинал лезть во время работы с подобного рода болтовней, он готов был придушить его на месте. Но девчонка отчего-то не вызывала в нем подобного желания. Это было очень странно. – Да и ты бы лучше за место просиживания тут бежала на помощь своему брату, - подумав, добавил Акасуна.
- Это глупо. Гаара очень силен. К тому же у него много сподвижников. Да и Коноха сейчас на нашей стороне. А тут у меня есть возможность узнать что-либо полезное.
- Как знаешь, - хмыкнул Акасуна.
- Да ты сам как-то не особо стремишься от меня избавиться, - неожиданно Темари встала и одним движением оказалась возле Сасори. Он, не ожидая ничего подобного, непроизвольно отодвинулся назад и как-то неуверенно произнес:
- Не говори глупости, - теперь что бы видеть ее лицо, ему пришлось приподнять голову вверх.
- Кстати, давно хотела у тебя узнать, - неожиданно сменила тему девушка. – Почему ты покинул деревню?
Кукловод устало прикрыл веки, говорить на эту тему ему не хотелось совершенно. В комнате вновь повисло неловкое молчание.
- Ну, так что? – поторопила его с ответом куноичи. Поняв, что просто отмолчаться не удастся, он недовольно посмотрел куда-то мимо Темари и, поджав губы, уклончиво ответил:
- Просто мне нужно было продвигаться дальше, а если бы я остался в деревне, у меня бы этого точно не вышло.
- Почему? – не отставала с вопросами Темари.
- Ты что сегодня решила заменить Дейдару. Это он обычно любит задавать разного рода глупые вопросы, особенно когда я работаю, - произнеся это, он встал, и, бесцеремонно отстранив девушку в сторону, подошел к окну. Отодвинув тонкий тюль, прикрывающий окно, он задумчиво посмотрел на бесцветную даль раскинувшегося перед ним какого-то слишком уж одряхлевшего леса. Старые сосны стояли, скособочившись, и переплетались вверху друг с другом редкими кронами. Сасори невольно подумалось, какое это все же жалкое зрелище. Деревья, некогда бывшие такими величавыми, теперь потеряли всю прежнюю мощь и постепенно увядали бод безликими щупальцами времени. Время… Разве поймет эта девчонка его истинные мотивы, желание хоть немного приблизиться к вечности. Разумеется, нет.
- Если это такой страшный секрет, можешь не рассказывать, - раздался звонкий голос девушки под самым его ухом. Он вздрогнул. Темари как-то слишком незаметно подобралась к нему сзади.
- Не в этом дело, ты просто не поймешь.
- Ты ведь даже не пытался объяснить.
Внезапно Темари подошла к нему совсем близко и кончиками пальцев дотронулась до его шеи. Тепло слабой приятной волной охватило его затылок. Он вздрогнул и неловко дернулся в сторону. Куноичи, точно обжегшись, убрала руку. Подобной реакции на свое прикосновение она явно не ожидала. Сасори, расширив глаза от ужаса, повернулся к девушке. Это было просто невозможно, он явственно только что ощущал тепло. Пускай это длилось всего долю секунды, но это было.
- Ты что меня боишься? - немного смутившись, спросила она.
Он тут же постарался взять себя в руки.
- С чего ты взяла?
- Ты вздрогнул, когда я до тебя дотронулась. У тебя кожа такая холодная, словно ты замерз сильно-сильно.
- Я не замерз, - чуть дрогнувшим голосом произнес он. Теперь ему начинало казаться, что он ощущает слабый пряный аромат, исходящий от девушки. Это все было выше его сил, за гранью понимания.
- Может, ты все же расскажешь о причинах?
- Эта деревня лишь забирала у меня близких мне людей, и не давала взамен того, что я хотел получить, - попытался придумать наиболее правдоподобную отговорку он. Но в сложившейся ситуации это у него получалась с трудом. Потоки чакры словно не хотели слушаться его и пульсирующими толчками то прерывались, то подавались вновь. От этого возникало иллюзорное ощущение головокружения. Темари же между тем приблизилась вперед еще немного. Теперь друг от друга их отделяло каких-то двадцать сантиметров. Двадцать сантиметров длиною в бесконечность.
- А что ты хотел получить взамен? – тихо выдохнула она ему в лицо, и, минуя тот нескончаемый отрезок, что разделял их, дотронулась до его губ. Ее губы были невыносимо горячие. Сасори в ужасе раскрыл глаза. Прошло всего мгновение, а ему казалось, что немыслимое количество времени. Голова закружилась еще сильнее, и сладко-пряный запах теперь отчетливо резко ударил в нос. Невероятно. Опомнившись он быстро отпрянул назад, неловко запнувшись об что-то, чуть не упал, затем, прижавшись спиной к стене, замер, смотря на испуганную девушку диким безумным взглядом.
- Это бесполезно, я все равно ничего не чувствую! – каким-то чужим, не принадлежавшим ему голосом, выкрикнул он.
- Что значить ничего? – тихо проронила Темари.
- Ты хотела знать, что я желал получить? К чему стремился? Так смотри! – дрожащими, неслушающимися пальцами он начал торопливо расстегивать кнопки на плаще. Покончив с этим делом, он резким рывком задрал черную майку вверх, оголяя уродливый, опустошенный от внутренностей живот, в котором находился моток стального троса, а в груди на месте сердца был контейнер с алым иероглифом, обозначающим его имя.
- Что… это? – заплетающимся языком, пребывая в сильном шоке, спросила девушка.
- Это то к чему я так стремился, это- вечность! – его истерический громкий голос заполонил все пространство комнаты.
Только тут до Темари начал доходить смысл всего, что она видела прежде. Теперь все четко складывалось в характерную картину. Вот почему он почти не уставал, никогда не ел, и выглядел не на тридцать лет, а гораздо моложе. И понятно стало откуда эти странные полоски на его запястьях. Неожиданно к горлу подступила невыносимая тошнота, одно понимание того, что Сасори сотворил с собой, вызывало в ней стойкое отвращение. Не найдя в себе сил больше находиться тут, она быстро выбежала, громко хлопнув дверью, оставив обезумевшего Сасори на едине с собой. Он медленно спустился, скользя спиной о стену, на пол. И чему-то грустно улыбнулся. Все кончено, последняя нить его человечности оборвана.



Категории: Дейдара, Фанфик по Наруто, Сасори, Темари
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 30 августа 2009 г.
Нэриэл Ту Одершванк 16:36:49
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 27 августа 2009 г.
...Фанфик по наруто Мне не больно( Дейдара/Темари, Сасори/Темари) Нэриэл Ту Одершванк 16:37:21
Автор: Neriel
Бета: Lanfir Belle Mort (Ranfiru)
Фендом: Наруто
Название: Мне не больно
Жанр: Romance, Drama, Angst, AU.
Тип: Гет
Пейринг: Дейдара/Темари, Сасори/Темари
Рейтинг: R - общий
Предупреждение: возможен OOC героев
Статус: в процессе
Размещение: с шапкой и сообщить мне куда
Дисклеймер: Кисимото-сан.
Саммари: Действие происходит, после того как Сасори и Дейдара узнали, что их
джинчурики - Гаара, но они избрали несколько иной способ его поимки.
От автора: Это первая моя работа, которую я выставляю.

Подробнее…Глава 1




Передо мною вы сидите,
И ваши нервы, словно нити,
Надёжно пришиты
К пальцам моим...



Было уже далеко за полдень, но солнце, давно сошедшее со своего зенита, продолжало неистово палить, накрывая тяжелым маревом небольшую деревушку. И казалось, нет нигде от него спасения. Его жгучие лучи проникали даже в самый отдаленный уголок номера, снятого в маленькой гостинице находящейся на самой окраине. Поэтому не было никакой возможности спрятаться от этой мучительной жары.
На небольшой узкой кровати застланной старым, выцветшим покрывалом, лежал молодой парень. Пот крупными каплями медленно стекал по его светлой коже, оставляя за собой влажные дорожки, от чего его пшеничные волосы чуть спутанными локонами налипали на лицо. И не было даже сил откинуть их в сторону. В руках его находились подсыхающие кусочки глины, и он лениво перебирал ее пальцами, пытаясь что-то вылепить. Но стоявшая духота совершенно убивала все вдохновение, поэтому даже любимое занятие не приносило ему удовлетворения. В его уставшем, обезвоженном уме крутилась лишь одна мысль, с жаждой вырываясь наружу - поскорее дождаться своего напарника и подорвать тут все, что бы ничего не осталось от этой осточертевшей за несколько дней томительного пребывания комнаты. Он несколько раз облизал сухие потрескавшиеся губы, и, отложив глину в сторону, потянулся рукой к маленькой косо стоящей тумбочке, покрытой потрескавшимся от старости лаком, стоявшей возле кровати. Даже не поворачивая головы, нащупал фляжку с водой и вылил ее остатки в рот, при этом прикрыв на мгновение тяжелые веки, глубоко вдохнул удушливый воздух. Чуть слышно выругавшись, он рывком вскочил на ноги и отправился принимать душ, уже третий раз за день. Разумеется, о холодной воде не могло быть и речи и Дейдаре пришлось довольствоваться теплой, да еще к тому же дурно пахнущей. Но выбора у него не было, и он, морща нос, окунулся в льющийся поток. Отрезвив свой отуманенный маревом рассудок, он закрыл кран, и в поисках спасения в прохладе кафельной стены, прижался к ней спиной, медленно съезжая вниз. Всем телом вновь овладела слабость, и подрывник не в силах более сопротивляться прикрыл глаза, окутанные сонным мороком, просидев в таком состоянии неизвестное ему количество времени. Когда, наконец, дремота отпустила его, он оделся и вернулся в душный номер, в надежде мазанув по нему взглядом, в поисках Данны. Не обнаружив оного, Дейдара уныло вздохнул и сев на единственный стул, находящийся возле окна, безразлично посмотрел на происходящее на улице. Но не обнаружив там ничего интересного, лишь нескольких торговцев которые в дали сворачивающих свои палатки, начал усердно выводить на стекле причудливые узоры, которые проявлялись на мгновение после его легкого дыхания.
Деревню куда они пришли, с трудом можно было назвать даже маленькой. Она располагалась на самой окраине страны Ветра. Народ тут знавал о шиноби скорее понаслышке, нежели видел их вживую, поэтому им, преступникам класса S, можно было совершенно не волноваться, что они могут быть узнанными. Когда они с Сасори определили, что их джинчурики находиться на родине кукловода, тот был крайне недоволен. Но с Лидером пререкаться было делом трудоемким, чреватым последствиями и оттого бессмысленным, поэтому пришлось смириться.
Самого Сасори не было уже два дня, а Дейдаре было велено сидеть тут и не высовываться без надобности до его возвращения. «Черт, а еще говорит, что не любит окружающих заставлять ждать, - раздраженно подумал подрывник, - наверное, под окружающими он подразумевает всех кроме меня. Вот окажись Данна на моем месте, он бы из меня за такое себе новую марионетку сделал, да». При мысли о напарнике лицо парня перекосила недовольная ухмылка.
Когда и рисование его в конец утомило, он чуть откинулся назад, и взор его случайно упал на небольшой трактир, куда то и дело шныряли местные крестьяне. «К черту все, - пронеслось в голове, - да сколько можно, в самом деле? Невозможно же так долго сидеть тут». Воодушевившись неожиданно пришедшей идеей, Дейдара резко поднявшись, уверенно направился к выходу.
Выйдя на улицу, парень вдохнул полной грудью. Воздух тут, несомненно, был гораздо лучше. Жар спал, давая волю слабому тихому ветру, что колышет траву в полях и так приятно обвевает лицо. Дейдара замер, подставляя ему истосковавшееся по свободе тело. И где-то в самой глубине его начала разливаться томная нега. А в дали, на месте встречи земли и солнца, уже загоралось слабое зарево, пробуждая нестерпимое желания растворить всю эту деревушку в своем искусстве, чтоб она вспыхнула алой сияющей искрой, еще более яркой, чем вечернее солнце, но намного быстрее живущей. На губах заиграла довольная улыбка. Наконец опомнившись от легкой истомы, подрывник уверенно направился к уже примеченному им трактиру. Зайдя внутрь, он огляделся по сторонам. Народу было мало, что не могло не порадовать парня, но усевшись за самый дальний столик и сделав заказ, пожилой, полной трактирщице, с засаленными волосами и тусклым, неприятным, безжизненным взглядом маленьких серых глаз, понял, что его радость была преждевременной. Крестьяне, очевидно уже окончившие свой трудовой день, начали медленно забивать свободное пространство, в надежде тут спастись от снедающей ежедневной скуки, за рюмочкой чего-нибудь горячительного и ненавязчивыми разговорами друг с другом. На удивление быстро принесли заказ, и женщина, наклонившись, что бы поставить на стол тарелку с мало аппетитного вида тушеной рыбой, рисом и бутылкой подозрительно мутного саке, обдала Дейдару запахом чеснока, от чего тот резко отвернул лицо и брезгливо поморщился. Но высказывать вслух свое недовольство не стал, ограничившись лишь мыслью о том, что он непременно потом тут камня на камне не оставит. Налив себе спиртного, он подозрительно понюхал его и, сделав пару глотков, сразу отставил на место. Но не смотря на немного не аппетитный вид скромного яства, на вкус оно оказалось сносным, и Дейдара пожалел, что взял всего одну порцию, но мысль о неприятной близости трактирщицы, заставила отказаться от идеи заказать еще. Почти закончив ужин, парень почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Осторожно оглядевшись по сторонам, он обнаружил, что ему приветливо улыбается какая-то смазливая девушка. Ее горящие глаза неотрывно смотрели на него, выражая ни чем не скрываемое вожделение. Он окинул ее изучающим взглядом, и пришел к выводу, что для такой жалкой деревушки как эта, она выглядит вполне сносно. Скорее всего, своим ремеслом она начала заниматься не так давно, поскольку имела вид еще достаточно свежий. И эта девушка, приметив чужеземца, очевидно, решила, что он может неплохо заплатить.
Но Дейдаре было уже все равно, похоть медленно накрывала его, одурманивая рассудок, перед которым тут же начали мелькать неоднозначные картины, с участием этой проститутки. Подрывник, хотел было уже встать и направиться к ней, но его остановил случай. К девице подошел, какой-то уже вдоволь подвыпивший мужлан, и с силой дернув ту за руку, потянул на себя. Она что-то недовольно выкрикнула, и, отпихнув его в сторону, так что тот чуть не упал, возвратилось на место, и, натянув приятную улыбку, вновь направила взор к дальнему столику, но на месте уже никого не было.
Дейдаре пришлось забыть о сладостных и манящих мечтаниях, поскольку он вспомнил, сколько денег оставил ему Сасори. Их едва хватило, чтоб заплатить по счету в этой дешевой забегаловке. Безусловно, он бы мог воспользоваться ее услугами и без денежных средств, но если он лишний раз подымит шум, напарник это едва ли оценит. Поэтому пока девушка отвлеклась от него, он вмиг поднялся и, старясь не задевать никого из этих уже прилично выпивших, раскрасневшихся и посему вызывающих омерзение людей, которые уже забили практически все свободное пространство, вышел наружу. При этом с губ его слетел легкий стон разочарования. Они уже несколько месяцев вот так переходили от одной деревни к другой, узнавали, выпытывали, изведывали у кого только можно об их джинчурики, а особо любопытных поручалось ему, Дейдаре, убирать. Но не так красиво, эффектно, феерично как бы этого хотелось, а тихо и не заметно, от чего все существо его негодовало и пылало гневом. И не в одной деревни не было возможности задержаться, чтобы отдохнуть, забыть хоть на миг о миссии, ибо Данна все спешил, и за малейшую проволочку подрывнику приходилось отвечать по полной. И все эти тягостные месяцы, хотя возможностей было бы много, о да, очень много, не будь рядом напарника, приходилось воздерживать себя от общества женщин.
«Чертов Данна, - вновь пронеслось в голове, - ему то чужды такие человеческие радости. Превратил себя в куклу и даже не представляет, как мне невыносимо тяжко, хм. Я ведь не бесчувственная марионетка. У меня все же есть свои мужские потребности». Этот инцидент уничтожил в нем, все предыдущие желание, занять себя прогулкой по местным окрестностям, и уже догорающий алый закат не вызывал той феерии чувств, что были прежде. Быстрым торопливым шагом парень вновь возвращался в свой злополучный, опостылевший до омерзения номер. Он неторопливо, словно оттягивая момент добровольного замуровывания себя в этих ужасных давящих стенах, поднялся по лестнице, считая каждую ступеньку. Перед дверью чуть замер, готовя себя вновь принять ниспосланное испытание, и уже уверенно рывком толкнул ее, и ступил вперед, проваливаясь в сумеречную черноту номера.
Кругом царила тишина, слишком подозрительная тишина, и подрывник, щуря единственный открытый глаз, еще не привыкший к покрывавшей пространство темноте, опасливо оглядел комнату. Было пусто, и он, немного расслабившись, хотел было уже пройти дальше, но произошло то, на что среагировать как нужно он не успел. Что-то тяжелое сначала ударило его, затем обхватило за предплечья, лишив его тем самым возможности воспользоваться своей глиной, и резко прижало к стене. Дейдара в ужасе открыл глаза, и жадно пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха, начал ловить его ртом, но все тщетно. Пошевелить хоть немного руками, тоже не представлялось возможным, настолько сильной была хватка. И собрав последние силы, словно цепляясь за соломинку, он прохрипел, выпуская последние запасы кислорода из сдавленной груди:
- Данна, отпустите! – через несколько секунд, словно напарник его был в раздумьях выполнять волю своей новоиспеченной жертвы или же не стоит, хватка чуть поубавилась, поскольку, по всей видимости, доводов в пользу первого было больше, и подрывник шумно задышал.
- Дейдара, я, кажется, велел тебе ждать меня здесь? – знакомый грубый голос, прозвучал удивительно близко. Посмотрев налево, парень встретился с хищным взглядом Хируко. И как же так вышло, что он не заметил его, как не почувствовал уже хорошо знакомую чакру? Все это было непростительно.
- Данна, - стараясь говорить как можно сдержаннее, произнес он. Дейдара как никто другой знал, что сейчас одно неверное слово или не та интонация в голосе могут стоить ему жизни. Его напарник был явно не в самом лучшем расположении духа. – Я просто решил немного прогуляться, да. Я прождал вас два дня и никуда не выходил, честное слово.
- Если ты говоришь, что никуда не выходил, то почему придя сюда, я обнаружил пустую комнату? – хвост Хируко вновь сильнее сжал его, так что Дейдаре теперь казалось, что еще мгновение и его ребра треснут, раздирая все внутренности. Его слова не оказали должного эффекта, а лишь наоборот привели кукловода в неописуемую ярость. Уже с трудом выговаривая каждое слово, из-за острой нехватки воздуха, и концентрируя, готовое вот - вот оборваться сознание, парень произнес:
- Мне просто надоело сидеть в этом ужасном номере, ожидая вас, поэтому я решил пойти перекусить. Так как тут кормят отвратительно. Вот и все, да.
Наконец хвост резко отпустил его, и подрывник тяжело упав на пол, начал судорожно глотать воздух.
- Скажи спасибо, что у нас с тобой сейчас срочное дело. И что я не успел заправить хвост Хируко ядом. Быстро собирай вещи, и пойдем, – прохрипел Сасори.
Но внутри Дейдары все просто бушевало от негодования. Помраченный рассудок его перестал видеть все перед собой, кроме ненавистной в этот момент куклы. Первым делом он хотел было прилепить к спине напарника парочку своих пауков, и его рука даже направилась в сторону сумки с глиной, но нового взгляда Хируко хватило, чтоб отбить это желание.
- Я, кажется, сказал поторапливаться, – напомнил ему напарник. И Дейдара сломленный, униженный, проклиная все и вся, медленно поднялся с колен, и чуть придя в себя, направив горящий взгляд на Сасори, с неким вызовом спросил:
- Ну и куда теперь?
- Расскажу по дороге, - лишь бросил тот ему в ответ.

***

День был просто удивительный. Сегодня солнце решило смилостивиться и не пылало так яростно, как вчера, а заставляло радоваться своим присутствием всех обитателей леса. К тому же густые заросли деревьев, давали дополнительную прохладу. И от этого в теле появлялась поразительная бодрость и некое воодушевление. Темари шла медленно, упиваясь красотой и спокойствием природы, торопиться было некуда, в запасе было еще пара дней. И иной раз хотелось остановиться, раствориться и слить все свое существо с этим удивительным чистым воздухом, с ее любимым спокойным ветром, с поражающими своим великолепием цветами. Несмотря на постоянные миссии, выполняемые вне деревни, по-настоящему насладиться красотами окружающего мира удавалось крайне редко. А поскольку большую часть жизни ее окружал тусклый, мрачный, песок, хотя она, видит Бог, любила свою деревню, но иной раз это окружение было крайне утомительно.
Путь ее лежал в Коноху. Теперь будучи джонином, ей надлежало появиться там как представителя их деревни, для подготовки экзамена на чуунина.
Но лишь стоило девушке перейди границу страны ветра, как от беззаботных мыслей не осталось и следа, их сменило неприятное, заставляющее даже ее смелую и фривольную натуру трепетать и волноваться, чувство снедающей тревоги. Словно где-то совсем рядом витало что-то гибельно опасное, и оно непременно должно было накрыть ее, не давая пути к спасению. Сперва ей подумалось, что это ее разыгравшееся воображение шутит с ее рассудком, виной чему возможно была смена климата, хотя ей, опытной куноичи, не привыкать, но чем дальше она отходила от своей родной страны, тем больше ее охватывало смятение, близкое к дисфории. И уже ближе к вечеру она твердо была убеждена, что за ней следят, где-то там сзади, хорошо скрывая свою чакру. Она являлась уже достаточной сведущей, и могла отличить сильного противника от безпомощного шиноби. И эти были далеко не слабаки. Девушка несколько раз пыталась запутать свой след, делала дополнительные петли, маскировалась как могла, но все тщетно. Чувство опасности, лишь все отчетливее охватывало все тело. И вот уже когда начали появляться первые вечерние сумерки, в такой необъятной глубине леса, вдали показались первые огоньки, свидетельствующие о близости населенного пункта. Это было весьма кстати, так как Темари пришла к выводу, что ни в коей мере оставаться на ночлег в лесу нельзя.
Уже почти добравшись до обманчиво спасительного света, она дала себе возможность чуть расслабиться и поразмыслить, кем могут оказаться ее преследователи. Если это обычные воры, то почему у них такая сильная чакра, а если нет, то она даже ума не могла приложить кто это мог быть и зачем она им понадобилась. Наконец подойдя к небольшой, всего в два этажа, потускневшей, и едва уловимо покосившейся гостинице, Темари зашла внутрь. Заказав себе комнату, она не без разочарования узнала, что «непосредственно в номер, ужин не подается, так как внизу есть столовая», но голод давал о себе знать, поэтому, оставив в комнате лишние вещи, девушка поскорее направилась вниз. Так называемая столовая оказалась изнутри на вид очень уютной, в принципе, как и сама гостиница. Похоже, постояльцы не часто баловали ее своим присутствием, поскольку столиков было всего четыре, но на ее счастье один как раз оказался свободен. Опустившись на стул в легком изнеможении, куноичи тяжело вздохнула и огляделась. У противоположной стены был размещен небольшой камин, украшенный причудливыми расписными узорами по краям. Наверняка он не раз спасал как самих посетителей, так и хозяев от холода и ненастья, вызванных шквальными ветрами, частыми обитателями здешнего климата. А кругом в большом количестве все было засажено цветами. Они стояли на окнах, оплетали стены, разнося по всему пространству удивительный аромат, который перемешивался с приятным запахом сытной еды. Волей неволей чувство тревоги начало покидать Темари, уступая место приятной расслабленности. Она заказала себе ужин и, вернувшись обратно на место, с предвкушением начала ожидать предстоящую трапезу. От прежней настороженности не осталось и следа, и девушка мысленно начала обдумывать свое появление в Конохе. Теперь, когда они стали союзниками с этой деревней, куноичи все чаще стала бывать в ней. Со временем она завела себе там пускай не лучших друзей, но верных товарищей. Однако более всего ей был интересен лишь один, не в меру ленивый, слегка ворчливый, но в то же время, даже Темари не могла это отрицать, гениальный шиноби – Шикомару. Куноичи чуть опустила голову, ловя себя на мысли, что предстоящая встреча приносит ей приятные чувства, вызывая странный доселе неведомый ей трепет. В последнее время, она все чаще была охвачена воспоминаниями предыдущих встреч с этим парнем, и, будучи довольно сообразительной девушкой, догадывалась, к чему это все может ее в конечном счете привести.
Но неожиданно ее воодушевленным раздумьям суждено было прерваться, поскольку внутрь закусочной, громко хлопнув дверью, вызывая тем самым недовольный взгляд хозяина, обращенный в сторону новоприбывшего гостя, зашел молодой парень. Внешний образ его настолько контрастировал с другими посетителями, мрачными, угрюмыми, уставшими от тяжелой крестьянской жизни, сидящими понуро склонив свои головы, что Темари волей неволей устремила на него свои взор и не без любопытства начала разглядывать его. Он был молод, возможно, почти ее ровесник. Пол лица его были прикрыты челкой светлых волос, остальная часть которых ниспадала ему на плечи. Одежда на нем была вполне неброской, свободные черные штаны и майка сетка. Стройный стан его говорил о возможности того, что он был или есть шиноби, но отсутствие протектора заставили Темари откинуть эту мысль. Облик дополнял единственный видимый глаз пронзительно голубого цвета. Он что-то сказал хозяину закусочной, очевидно заказывая ужин, а затем презренно посмотрел на происходящее в округе, блуждая взглядом от одного столика к другому. И когда взор его упал на Темари, губы его скривились в легкой усмешке, и он нарочито медленно направился к ней. У нее же непроизвольно начал срабатывать инстинкт выработанный годами, все внутри приобрело некую настороженность, а рука незаметно скользнула к сложенному вееру. Но парень, подойдя к ней, казалось, не собирался предпринимать никаких опасных для нее действий. Хотя он, несомненно, заметил едва уловимую тревогу, исходящую от девушки, поскольку бровь его слегка дернулась, выказывая удивление.
- Прости, можно я присяду рядом, хм? – раздался его спокойный голос. Темари чуть сощурила глаза, отпустившее чувство опасности вновь начало накрывать ее, поэтому, стараясь не терять бдительности, согласно кивнула головой, внимательно следя за каждым движением парня.
Он присел напротив нее, небрежно откинувшись на спинку стула, и спросил, словно промежду прочим:
-Ты не местная? Я тебя тут раньше не видел. Ты, как я вижу куноичи из песка, хм, – парень внимательно начал рассматривать ее протектор.
У Темари словно ком встал в горле, с одной стороны ее новоиспеченный собеседник выглядел вполне мирно, но с другой она нутром ощущала нависающую над ней опасность, а ее внутренняя интуиция редко когда давала ей повод к сомнению. Стараясь не выдать своих внутренних чувств, она вполне дружелюбно, в тон ему, отбросив формальное обращение, ответила:
-Да, а ты что разбираешься в этом?
- Можно сказать, что да, – уклончиво ответил блондин, слегка пожав плечами. – А ты значит на миссии тут, хм?
Принесли их заказы, и парень с наслаждением принялся за еду, но девушка даже не взглянула в сторону своей тарелки, словно забыв о недавнем невыносимом голоде. Она безотрывно с едва уловимой опаской продолжала смотреть на парня, обдумывая свой ответ.
- Это не принято разглашать, - с легким раздражением в голосе произнесла Темари. - Но если уж это тебя так интересует, то я направляюсь в Коноху.
- Хм, и что важные у тебя там дела?
Для нее это уже был перебор, этот парень своими докучливыми вопросами начал вызывать в ней невозможную злобу. К тому времени из соседнего стола встали двое посетителей, поэтому за место ответа она предложила:
- Может, ты лучше пересядешь? Как раз для тебя есть свободное местечко, - куноичи кивнула в сторону.
- Отчего же мне и тут хорошо, хм, - слегка улыбаясь, ответил ее вынужденный сосед. Похоже вся ситуация крайне забавляла того. Тогда девушка с невозмутимым видом сама приподнялась, и взяв свои поднос отправилась на соседнее место. Но парень, очевидно, не собирался так просто избавить ее от своего общества, поскольку за спиной она услышала:
- Я это спросил к тому, что тебе придется ненадолго отложить все свои дела, Темари, хм, – ее имя, которое она ему явно не называла, он произнес с неким торжеством. Словно давая понять, что куноичи уже попалась в его ловушку. Мышеловка захлопнулась, прикрывая все возможные пути к спасению. Девушка чуть вздрогнула скорее от неожиданности нежели от страха. А он между тем продолжал:
- Тебе придется пойти с нами ненадолго, да. И чем скорее, тем лучше, а то Данна уже начинает нервничать от ожидания. - Услышав последнее, девушка резко развернулась, озарились на мгновение хищным блеском ее изумрудные глаза, и она быстрым движением руки достала свой веер, готовясь к атаке. При виде этого парень улыбнулся, и более не единый мускул не дернулся на его лице, а горящий взор продолжал безотрывно следить за движениями девушки. Он всем своим видом давал понять, что ему крайне интересно, что же Темари будет делать дальше. Его невозмутимость еще больше разозлила куноичи.
- Ну берегись, ублюдок! – в полголоса произнесла она, но в маленьком помещении этого хватило, чтоб слова ее долетели до слуха каждого. Тут же откуда-то со стороны раздался испуганный вскрик, и Темари, полностью охваченная мыслью о возможной предстоящей схватке, удивленно повернула туда голову. Женщина, стоявшая чуть поодаль, и державшая в руках огромный поднос с грязной посудой, в ужасе смотрела на нее. Осмотревшись, она поймала на себе еще несколько испуганных взглядов. Определенно, это было не самое лучшее место для разборок, все окружающие могли пострадать лишь от одного взмаха ее веера. Поэтому куноичи чуть охладив свой пыл, быстрым шагом направилась к выходу. Но Дейдара само собой никуда не собирался ее отпускать, и чуть привстав, больно схватил ее за предплечье. Движение было настолько мгновенным, что Темари не успела увернуться.
- Не советую тебе этого делать, – произнес он. Куноичи с силой вырвала руку.
- Не смей меня трогать, а то пожалеешь! - почти выкрикнула она и направилась к двери.
Подрывник слегка пожал плечами и лишь произнес:
- Ну я тебя предупредил, да, – весело произнес он. Выражение его лица сделалось крайне счастливым, он, с предвкушением прикрыл глаза и сделал едва уловимое движение рукой. Тут же раздался оглушительный взрыв.
Далее все происходило словно во сне, опасном, жутком и пугающем, когда совершенно не чувствуешь боли, а лишь раздирающий душу страх, страх надвигающейся скорой смерти. Вначале он начал медленно заполнять сознание девушки, словно давая ей шанс выбраться из своих цепких когтей, а затем уже полностью накрыл ее. Темари даже не успела опомниться, как оказалась в его власти. С помощью самых глубинных частей своего подсознания она еще некоторое время смутно ощущала, что с ней происходит. Ее засасывало в пугающе неизведанную черноту, сквозь которую она смутно обоняла запах крови людей зовущих на помощь, смешавшийся с ее собственным. Вязкая горячая жидкость начала медленно стекать по ее лицу, и Темари сделала бесплодную попытку утереть ее, но руки не слушались. Хотелось встать и убежать, но ноги были словно чужие. А затем темнота окончательно подчинила ее себе.


Настроение: Бодрое
Категории: Фанфик по наруто, Дейдара, Сасори, Темари
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть


мое маленькое безумие > Фанфик по Наруто

читай на форуме:
пройди тесты:
Бестия.3.
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх