мое маленькое безумие

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

мое маленькое безумие > Дискуссии (время и автор последних комментариев у дискуссий, в которых Вы принимали участие)


Показать дискуссии: мои / друзей / все вместе
кратко / подробно
воскресенье, 28 сентября 2014 г.
Нэриэл Ту Одершванк 27 августа 2009 г. 16:37:21

...Фанфик по наруто Мне не больно(...

Автор: Neriel Бета: Lanfir Belle Mort (Ranfiru) Фендом: Наруто Название: Мне не больно Жанр: Romance, Drama, Angst, AU. Тип: Гет Пейринг: Дейдара/Темари, Сасори/Темари Рейтинг: R - общий Предупреждение: возможен OOC героев Статус: в процессе Размещение: с шапкой и сообщить мне куда Дисклеймер...
еще...
Автор: Neriel
Бета: Lanfir Belle Mort (Ranfiru)
Фендом: Наруто
Название: Мне не больно
Жанр: Romance, Drama, Angst, AU.
Тип: Гет
Пейринг: Дейдара/Темари, Сасори/Темари
Рейтинг: R - общий
Предупреждение: возможен OOC героев
Статус: в процессе
Размещение: с шапкой и сообщить мне куда
Дисклеймер: Кисимото-сан.
Саммари: Действие происходит, после того как Сасори и Дейдара узнали, что их
джинчурики - Гаара, но они избрали несколько иной способ его поимки.
От автора: Это первая моя работа, которую я выставляю.

Глава 1




Передо мною вы сидите,
И ваши нервы, словно нити,
Надёжно пришиты
К пальцам моим...



Было уже далеко за полдень, но солнце, давно сошедшее со своего зенита, продолжало неистово палить, накрывая тяжелым маревом небольшую деревушку. И казалось, нет нигде от него спасения. Его жгучие лучи проникали даже в самый отдаленный уголок номера, снятого в маленькой гостинице находящейся на самой окраине. Поэтому не было никакой возможности спрятаться от этой мучительной жары.
На небольшой узкой кровати застланной старым, выцветшим покрывалом, лежал молодой парень. Пот крупными каплями медленно стекал по его светлой коже, оставляя за собой влажные дорожки, от чего его пшеничные волосы чуть спутанными локонами налипали на лицо. И не было даже сил откинуть их в сторону. В руках его находились подсыхающие кусочки глины, и он лениво перебирал ее пальцами, пытаясь что-то вылепить. Но стоявшая духота совершенно убивала все вдохновение, поэтому даже любимое занятие не приносило ему удовлетворения. В его уставшем, обезвоженном уме крутилась лишь одна мысль, с жаждой вырываясь наружу - поскорее дождаться своего напарника и подорвать тут все, что бы ничего не осталось от этой осточертевшей за несколько дней томительного пребывания комнаты. Он несколько раз облизал сухие потрескавшиеся губы, и, отложив глину в сторону, потянулся рукой к маленькой косо стоящей тумбочке, покрытой потрескавшимся от старости лаком, стоявшей возле кровати. Даже не поворачивая головы, нащупал фляжку с водой и вылил ее остатки в рот, при этом прикрыв на мгновение тяжелые веки, глубоко вдохнул удушливый воздух. Чуть слышно выругавшись, он рывком вскочил на ноги и отправился принимать душ, уже третий раз за день. Разумеется, о холодной воде не могло быть и речи и Дейдаре пришлось довольствоваться теплой, да еще к тому же дурно пахнущей. Но выбора у него не было, и он, морща нос, окунулся в льющийся поток. Отрезвив свой отуманенный маревом рассудок, он закрыл кран, и в поисках спасения в прохладе кафельной стены, прижался к ней спиной, медленно съезжая вниз. Всем телом вновь овладела слабость, и подрывник не в силах более сопротивляться прикрыл глаза, окутанные сонным мороком, просидев в таком состоянии неизвестное ему количество времени. Когда, наконец, дремота отпустила его, он оделся и вернулся в душный номер, в надежде мазанув по нему взглядом, в поисках Данны. Не обнаружив оного, Дейдара уныло вздохнул и сев на единственный стул, находящийся возле окна, безразлично посмотрел на происходящее на улице. Но не обнаружив там ничего интересного, лишь нескольких торговцев которые в дали сворачивающих свои палатки, начал усердно выводить на стекле причудливые узоры, которые проявлялись на мгновение после его легкого дыхания.
Деревню куда они пришли, с трудом можно было назвать даже маленькой. Она располагалась на самой окраине страны Ветра. Народ тут знавал о шиноби скорее понаслышке, нежели видел их вживую, поэтому им, преступникам класса S, можно было совершенно не волноваться, что они могут быть узнанными. Когда они с Сасори определили, что их джинчурики находиться на родине кукловода, тот был крайне недоволен. Но с Лидером пререкаться было делом трудоемким, чреватым последствиями и оттого бессмысленным, поэтому пришлось смириться.
Самого Сасори не было уже два дня, а Дейдаре было велено сидеть тут и не высовываться без надобности до его возвращения. «Черт, а еще говорит, что не любит окружающих заставлять ждать, - раздраженно подумал подрывник, - наверное, под окружающими он подразумевает всех кроме меня. Вот окажись Данна на моем месте, он бы из меня за такое себе новую марионетку сделал, да». При мысли о напарнике лицо парня перекосила недовольная ухмылка.
Когда и рисование его в конец утомило, он чуть откинулся назад, и взор его случайно упал на небольшой трактир, куда то и дело шныряли местные крестьяне. «К черту все, - пронеслось в голове, - да сколько можно, в самом деле? Невозможно же так долго сидеть тут». Воодушевившись неожиданно пришедшей идеей, Дейдара резко поднявшись, уверенно направился к выходу.
Выйдя на улицу, парень вдохнул полной грудью. Воздух тут, несомненно, был гораздо лучше. Жар спал, давая волю слабому тихому ветру, что колышет траву в полях и так приятно обвевает лицо. Дейдара замер, подставляя ему истосковавшееся по свободе тело. И где-то в самой глубине его начала разливаться томная нега. А в дали, на месте встречи земли и солнца, уже загоралось слабое зарево, пробуждая нестерпимое желания растворить всю эту деревушку в своем искусстве, чтоб она вспыхнула алой сияющей искрой, еще более яркой, чем вечернее солнце, но намного быстрее живущей. На губах заиграла довольная улыбка. Наконец опомнившись от легкой истомы, подрывник уверенно направился к уже примеченному им трактиру. Зайдя внутрь, он огляделся по сторонам. Народу было мало, что не могло не порадовать парня, но усевшись за самый дальний столик и сделав заказ, пожилой, полной трактирщице, с засаленными волосами и тусклым, неприятным, безжизненным взглядом маленьких серых глаз, понял, что его радость была преждевременной. Крестьяне, очевидно уже окончившие свой трудовой день, начали медленно забивать свободное пространство, в надежде тут спастись от снедающей ежедневной скуки, за рюмочкой чего-нибудь горячительного и ненавязчивыми разговорами друг с другом. На удивление быстро принесли заказ, и женщина, наклонившись, что бы поставить на стол тарелку с мало аппетитного вида тушеной рыбой, рисом и бутылкой подозрительно мутного саке, обдала Дейдару запахом чеснока, от чего тот резко отвернул лицо и брезгливо поморщился. Но высказывать вслух свое недовольство не стал, ограничившись лишь мыслью о том, что он непременно потом тут камня на камне не оставит. Налив себе спиртного, он подозрительно понюхал его и, сделав пару глотков, сразу отставил на место. Но не смотря на немного не аппетитный вид скромного яства, на вкус оно оказалось сносным, и Дейдара пожалел, что взял всего одну порцию, но мысль о неприятной близости трактирщицы, заставила отказаться от идеи заказать еще. Почти закончив ужин, парень почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Осторожно оглядевшись по сторонам, он обнаружил, что ему приветливо улыбается какая-то смазливая девушка. Ее горящие глаза неотрывно смотрели на него, выражая ни чем не скрываемое вожделение. Он окинул ее изучающим взглядом, и пришел к выводу, что для такой жалкой деревушки как эта, она выглядит вполне сносно. Скорее всего, своим ремеслом она начала заниматься не так давно, поскольку имела вид еще достаточно свежий. И эта девушка, приметив чужеземца, очевидно, решила, что он может неплохо заплатить.
Но Дейдаре было уже все равно, похоть медленно накрывала его, одурманивая рассудок, перед которым тут же начали мелькать неоднозначные картины, с участием этой проститутки. Подрывник, хотел было уже встать и направиться к ней, но его остановил случай. К девице подошел, какой-то уже вдоволь подвыпивший мужлан, и с силой дернув ту за руку, потянул на себя. Она что-то недовольно выкрикнула, и, отпихнув его в сторону, так что тот чуть не упал, возвратилось на место, и, натянув приятную улыбку, вновь направила взор к дальнему столику, но на месте уже никого не было.
Дейдаре пришлось забыть о сладостных и манящих мечтаниях, поскольку он вспомнил, сколько денег оставил ему Сасори. Их едва хватило, чтоб заплатить по счету в этой дешевой забегаловке. Безусловно, он бы мог воспользоваться ее услугами и без денежных средств, но если он лишний раз подымит шум, напарник это едва ли оценит. Поэтому пока девушка отвлеклась от него, он вмиг поднялся и, старясь не задевать никого из этих уже прилично выпивших, раскрасневшихся и посему вызывающих омерзение людей, которые уже забили практически все свободное пространство, вышел наружу. При этом с губ его слетел легкий стон разочарования. Они уже несколько месяцев вот так переходили от одной деревни к другой, узнавали, выпытывали, изведывали у кого только можно об их джинчурики, а особо любопытных поручалось ему, Дейдаре, убирать. Но не так красиво, эффектно, феерично как бы этого хотелось, а тихо и не заметно, от чего все существо его негодовало и пылало гневом. И не в одной деревни не было возможности задержаться, чтобы отдохнуть, забыть хоть на миг о миссии, ибо Данна все спешил, и за малейшую проволочку подрывнику приходилось отвечать по полной. И все эти тягостные месяцы, хотя возможностей было бы много, о да, очень много, не будь рядом напарника, приходилось воздерживать себя от общества женщин.
«Чертов Данна, - вновь пронеслось в голове, - ему то чужды такие человеческие радости. Превратил себя в куклу и даже не представляет, как мне невыносимо тяжко, хм. Я ведь не бесчувственная марионетка. У меня все же есть свои мужские потребности». Этот инцидент уничтожил в нем, все предыдущие желание, занять себя прогулкой по местным окрестностям, и уже догорающий алый закат не вызывал той феерии чувств, что были прежде. Быстрым торопливым шагом парень вновь возвращался в свой злополучный, опостылевший до омерзения номер. Он неторопливо, словно оттягивая момент добровольного замуровывания себя в этих ужасных давящих стенах, поднялся по лестнице, считая каждую ступеньку. Перед дверью чуть замер, готовя себя вновь принять ниспосланное испытание, и уже уверенно рывком толкнул ее, и ступил вперед, проваливаясь в сумеречную черноту номера.
Кругом царила тишина, слишком подозрительная тишина, и подрывник, щуря единственный открытый глаз, еще не привыкший к покрывавшей пространство темноте, опасливо оглядел комнату. Было пусто, и он, немного расслабившись, хотел было уже пройти дальше, но произошло то, на что среагировать как нужно он не успел. Что-то тяжелое сначала ударило его, затем обхватило за предплечья, лишив его тем самым возможности воспользоваться своей глиной, и резко прижало к стене. Дейдара в ужасе открыл глаза, и жадно пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха, начал ловить его ртом, но все тщетно. Пошевелить хоть немного руками, тоже не представлялось возможным, настолько сильной была хватка. И собрав последние силы, словно цепляясь за соломинку, он прохрипел, выпуская последние запасы кислорода из сдавленной груди:
- Данна, отпустите! – через несколько секунд, словно напарник его был в раздумьях выполнять волю своей новоиспеченной жертвы или же не стоит, хватка чуть поубавилась, поскольку, по всей видимости, доводов в пользу первого было больше, и подрывник шумно задышал.
- Дейдара, я, кажется, велел тебе ждать меня здесь? – знакомый грубый голос, прозвучал удивительно близко. Посмотрев налево, парень встретился с хищным взглядом Хируко. И как же так вышло, что он не заметил его, как не почувствовал уже хорошо знакомую чакру? Все это было непростительно.
- Данна, - стараясь говорить как можно сдержаннее, произнес он. Дейдара как никто другой знал, что сейчас одно неверное слово или не та интонация в голосе могут стоить ему жизни. Его напарник был явно не в самом лучшем расположении духа. – Я просто решил немного прогуляться, да. Я прождал вас два дня и никуда не выходил, честное слово.
- Если ты говоришь, что никуда не выходил, то почему придя сюда, я обнаружил пустую комнату? – хвост Хируко вновь сильнее сжал его, так что Дейдаре теперь казалось, что еще мгновение и его ребра треснут, раздирая все внутренности. Его слова не оказали должного эффекта, а лишь наоборот привели кукловода в неописуемую ярость. Уже с трудом выговаривая каждое слово, из-за острой нехватки воздуха, и концентрируя, готовое вот - вот оборваться сознание, парень произнес:
- Мне просто надоело сидеть в этом ужасном номере, ожидая вас, поэтому я решил пойти перекусить. Так как тут кормят отвратительно. Вот и все, да.
Наконец хвост резко отпустил его, и подрывник тяжело упав на пол, начал судорожно глотать воздух.
- Скажи спасибо, что у нас с тобой сейчас срочное дело. И что я не успел заправить хвост Хируко ядом. Быстро собирай вещи, и пойдем, – прохрипел Сасори.
Но внутри Дейдары все просто бушевало от негодования. Помраченный рассудок его перестал видеть все перед собой, кроме ненавистной в этот момент куклы. Первым делом он хотел было прилепить к спине напарника парочку своих пауков, и его рука даже направилась в сторону сумки с глиной, но нового взгляда Хируко хватило, чтоб отбить это желание.
- Я, кажется, сказал поторапливаться, – напомнил ему напарник. И Дейдара сломленный, униженный, проклиная все и вся, медленно поднялся с колен, и чуть придя в себя, направив горящий взгляд на Сасори, с неким вызовом спросил:
- Ну и куда теперь?
- Расскажу по дороге, - лишь бросил тот ему в ответ.

***

День был просто удивительный. Сегодня солнце решило смилостивиться и не пылало так яростно, как вчера, а заставляло радоваться своим присутствием всех обитателей леса. К тому же густые заросли деревьев, давали дополнительную прохладу. И от этого в теле появлялась поразительная бодрость и некое воодушевление. Темари шла медленно, упиваясь красотой и спокойствием природы, торопиться было некуда, в запасе было еще пара дней. И иной раз хотелось остановиться, раствориться и слить все свое существо с этим удивительным чистым воздухом, с ее любимым спокойным ветром, с поражающими своим великолепием цветами. Несмотря на постоянные миссии, выполняемые вне деревни, по-настоящему насладиться красотами окружающего мира удавалось крайне редко. А поскольку большую часть жизни ее окружал тусклый, мрачный, песок, хотя она, видит Бог, любила свою деревню, но иной раз это окружение было крайне утомительно.
Путь ее лежал в Коноху. Теперь будучи джонином, ей надлежало появиться там как представителя их деревни, для подготовки экзамена на чуунина.
Но лишь стоило девушке перейди границу страны ветра, как от беззаботных мыслей не осталось и следа, их сменило неприятное, заставляющее даже ее смелую и фривольную натуру трепетать и волноваться, чувство снедающей тревоги. Словно где-то совсем рядом витало что-то гибельно опасное, и оно непременно должно было накрыть ее, не давая пути к спасению. Сперва ей подумалось, что это ее разыгравшееся воображение шутит с ее рассудком, виной чему возможно была смена климата, хотя ей, опытной куноичи, не привыкать, но чем дальше она отходила от своей родной страны, тем больше ее охватывало смятение, близкое к дисфории. И уже ближе к вечеру она твердо была убеждена, что за ней следят, где-то там сзади, хорошо скрывая свою чакру. Она являлась уже достаточной сведущей, и могла отличить сильного противника от безпомощного шиноби. И эти были далеко не слабаки. Девушка несколько раз пыталась запутать свой след, делала дополнительные петли, маскировалась как могла, но все тщетно. Чувство опасности, лишь все отчетливее охватывало все тело. И вот уже когда начали появляться первые вечерние сумерки, в такой необъятной глубине леса, вдали показались первые огоньки, свидетельствующие о близости населенного пункта. Это было весьма кстати, так как Темари пришла к выводу, что ни в коей мере оставаться на ночлег в лесу нельзя.
Уже почти добравшись до обманчиво спасительного света, она дала себе возможность чуть расслабиться и поразмыслить, кем могут оказаться ее преследователи. Если это обычные воры, то почему у них такая сильная чакра, а если нет, то она даже ума не могла приложить кто это мог быть и зачем она им понадобилась. Наконец подойдя к небольшой, всего в два этажа, потускневшей, и едва уловимо покосившейся гостинице, Темари зашла внутрь. Заказав себе комнату, она не без разочарования узнала, что «непосредственно в номер, ужин не подается, так как внизу есть столовая», но голод давал о себе знать, поэтому, оставив в комнате лишние вещи, девушка поскорее направилась вниз. Так называемая столовая оказалась изнутри на вид очень уютной, в принципе, как и сама гостиница. Похоже, постояльцы не часто баловали ее своим присутствием, поскольку столиков было всего четыре, но на ее счастье один как раз оказался свободен. Опустившись на стул в легком изнеможении, куноичи тяжело вздохнула и огляделась. У противоположной стены был размещен небольшой камин, украшенный причудливыми расписными узорами по краям. Наверняка он не раз спасал как самих посетителей, так и хозяев от холода и ненастья, вызванных шквальными ветрами, частыми обитателями здешнего климата. А кругом в большом количестве все было засажено цветами. Они стояли на окнах, оплетали стены, разнося по всему пространству удивительный аромат, который перемешивался с приятным запахом сытной еды. Волей неволей чувство тревоги начало покидать Темари, уступая место приятной расслабленности. Она заказала себе ужин и, вернувшись обратно на место, с предвкушением начала ожидать предстоящую трапезу. От прежней настороженности не осталось и следа, и девушка мысленно начала обдумывать свое появление в Конохе. Теперь, когда они стали союзниками с этой деревней, куноичи все чаще стала бывать в ней. Со временем она завела себе там пускай не лучших друзей, но верных товарищей. Однако более всего ей был интересен лишь один, не в меру ленивый, слегка ворчливый, но в то же время, даже Темари не могла это отрицать, гениальный шиноби – Шикомару. Куноичи чуть опустила голову, ловя себя на мысли, что предстоящая встреча приносит ей приятные чувства, вызывая странный доселе неведомый ей трепет. В последнее время, она все чаще была охвачена воспоминаниями предыдущих встреч с этим парнем, и, будучи довольно сообразительной девушкой, догадывалась, к чему это все может ее в конечном счете привести.
Но неожиданно ее воодушевленным раздумьям суждено было прерваться, поскольку внутрь закусочной, громко хлопнув дверью, вызывая тем самым недовольный взгляд хозяина, обращенный в сторону новоприбывшего гостя, зашел молодой парень. Внешний образ его настолько контрастировал с другими посетителями, мрачными, угрюмыми, уставшими от тяжелой крестьянской жизни, сидящими понуро склонив свои головы, что Темари волей неволей устремила на него свои взор и не без любопытства начала разглядывать его. Он был молод, возможно, почти ее ровесник. Пол лица его были прикрыты челкой светлых волос, остальная часть которых ниспадала ему на плечи. Одежда на нем была вполне неброской, свободные черные штаны и майка сетка. Стройный стан его говорил о возможности того, что он был или есть шиноби, но отсутствие протектора заставили Темари откинуть эту мысль. Облик дополнял единственный видимый глаз пронзительно голубого цвета. Он что-то сказал хозяину закусочной, очевидно заказывая ужин, а затем презренно посмотрел на происходящее в округе, блуждая взглядом от одного столика к другому. И когда взор его упал на Темари, губы его скривились в легкой усмешке, и он нарочито медленно направился к ней. У нее же непроизвольно начал срабатывать инстинкт выработанный годами, все внутри приобрело некую настороженность, а рука незаметно скользнула к сложенному вееру. Но парень, подойдя к ней, казалось, не собирался предпринимать никаких опасных для нее действий. Хотя он, несомненно, заметил едва уловимую тревогу, исходящую от девушки, поскольку бровь его слегка дернулась, выказывая удивление.
- Прости, можно я присяду рядом, хм? – раздался его спокойный голос. Темари чуть сощурила глаза, отпустившее чувство опасности вновь начало накрывать ее, поэтому, стараясь не терять бдительности, согласно кивнула головой, внимательно следя за каждым движением парня.
Он присел напротив нее, небрежно откинувшись на спинку стула, и спросил, словно промежду прочим:
-Ты не местная? Я тебя тут раньше не видел. Ты, как я вижу куноичи из песка, хм, – парень внимательно начал рассматривать ее протектор.
У Темари словно ком встал в горле, с одной стороны ее новоиспеченный собеседник выглядел вполне мирно, но с другой она нутром ощущала нависающую над ней опасность, а ее внутренняя интуиция редко когда давала ей повод к сомнению. Стараясь не выдать своих внутренних чувств, она вполне дружелюбно, в тон ему, отбросив формальное обращение, ответила:
-Да, а ты что разбираешься в этом?
- Можно сказать, что да, – уклончиво ответил блондин, слегка пожав плечами. – А ты значит на миссии тут, хм?
Принесли их заказы, и парень с наслаждением принялся за еду, но девушка даже не взглянула в сторону своей тарелки, словно забыв о недавнем невыносимом голоде. Она безотрывно с едва уловимой опаской продолжала смотреть на парня, обдумывая свой ответ.
- Это не принято разглашать, - с легким раздражением в голосе произнесла Темари. - Но если уж это тебя так интересует, то я направляюсь в Коноху.
- Хм, и что важные у тебя там дела?
Для нее это уже был перебор, этот парень своими докучливыми вопросами начал вызывать в ней невозможную злобу. К тому времени из соседнего стола встали двое посетителей, поэтому за место ответа она предложила:
- Может, ты лучше пересядешь? Как раз для тебя есть свободное местечко, - куноичи кивнула в сторону.
- Отчего же мне и тут хорошо, хм, - слегка улыбаясь, ответил ее вынужденный сосед. Похоже вся ситуация крайне забавляла того. Тогда девушка с невозмутимым видом сама приподнялась, и взяв свои поднос отправилась на соседнее место. Но парень, очевидно, не собирался так просто избавить ее от своего общества, поскольку за спиной она услышала:
- Я это спросил к тому, что тебе придется ненадолго отложить все свои дела, Темари, хм, – ее имя, которое она ему явно не называла, он произнес с неким торжеством. Словно давая понять, что куноичи уже попалась в его ловушку. Мышеловка захлопнулась, прикрывая все возможные пути к спасению. Девушка чуть вздрогнула скорее от неожиданности нежели от страха. А он между тем продолжал:
- Тебе придется пойти с нами ненадолго, да. И чем скорее, тем лучше, а то Данна уже начинает нервничать от ожидания. - Услышав последнее, девушка резко развернулась, озарились на мгновение хищным блеском ее изумрудные глаза, и она быстрым движением руки достала свой веер, готовясь к атаке. При виде этого парень улыбнулся, и более не единый мускул не дернулся на его лице, а горящий взор продолжал безотрывно следить за движениями девушки. Он всем своим видом давал понять, что ему крайне интересно, что же Темари будет делать дальше. Его невозмутимость еще больше разозлила куноичи.
- Ну берегись, ублюдок! – в полголоса произнесла она, но в маленьком помещении этого хватило, чтоб слова ее долетели до слуха каждого. Тут же откуда-то со стороны раздался испуганный вскрик, и Темари, полностью охваченная мыслью о возможной предстоящей схватке, удивленно повернула туда голову. Женщина, стоявшая чуть поодаль, и державшая в руках огромный поднос с грязной посудой, в ужасе смотрела на нее. Осмотревшись, она поймала на себе еще несколько испуганных взглядов. Определенно, это было не самое лучшее место для разборок, все окружающие могли пострадать лишь от одного взмаха ее веера. Поэтому куноичи чуть охладив свой пыл, быстрым шагом направилась к выходу. Но Дейдара само собой никуда не собирался ее отпускать, и чуть привстав, больно схватил ее за предплечье. Движение было настолько мгновенным, что Темари не успела увернуться.
- Не советую тебе этого делать, – произнес он. Куноичи с силой вырвала руку.
- Не смей меня трогать, а то пожалеешь! - почти выкрикнула она и направилась к двери.
Подрывник слегка пожал плечами и лишь произнес:
- Ну я тебя предупредил, да, – весело произнес он. Выражение его лица сделалось крайне счастливым, он, с предвкушением прикрыл глаза и сделал едва уловимое движение рукой. Тут же раздался оглушительный взрыв.
Далее все происходило словно во сне, опасном, жутком и пугающем, когда совершенно не чувствуешь боли, а лишь раздирающий душу страх, страх надвигающейся скорой смерти. Вначале он начал медленно заполнять сознание девушки, словно давая ей шанс выбраться из своих цепких когтей, а затем уже полностью накрыл ее. Темари даже не успела опомниться, как оказалась в его власти. С помощью самых глубинных частей своего подсознания она еще некоторое время смутно ощущала, что с ней происходит. Ее засасывало в пугающе неизведанную черноту, сквозь которую она смутно обоняла запах крови людей зовущих на помощь, смешавшийся с ее собственным. Вязкая горячая жидкость начала медленно стекать по ее лицу, и Темари сделала бесплодную попытку утереть ее, но руки не слушались. Хотелось встать и убежать, но ноги были словно чужие. А затем темнота окончательно подчинила ее себе.
показать предыдущие комментарии (2)
20:30:27 Наглая Киви
Знакомые строчки... К и Ш - марионетки, я права?
13:32:17 Yui KarenaN
А можно ссылки на другие части)) очень интересно узнать продолжение)))
08:55:54 Narutolovers5
Очень понравилось)
вторник, 7 мая 2013 г.
Нэриэл Ту Одершванк 6 сентября 2009 г. 16:25:42

Фанфик по наруто Мне не больно(...

Все же под самое утро ей удалось немного подремать. Сон к ней не шел скорее из-за ноющего от пустоты желудка, нежели от опасения новой попытки насилия со стороны Дейдары. Когда на небе забрезжили первые лучи восходящего солнца, Темари проснулась от легкого толчка в бок. Открыв глаза, она увидела...
еще...
Все же под самое утро ей удалось немного подремать. Сон к ней не шел скорее из-за ноющего от пустоты желудка, нежели от опасения новой попытки насилия со стороны Дейдары.
Когда на небе забрезжили первые лучи восходящего солнца, Темари проснулась от легкого толчка в бок. Открыв глаза, она увидела склоняющееся над ней лицо кукловода.
- Хватит спать, нам пора уходить, - произнес он и неторопливо направился к мирно спящему Дейдаре, которого так же ждало не очень приятное пробуждение. Он сразу же подскочил, недовольно высказав спросонья что-то не вполне понятное, и устало потянулся. Затем, немного приведя себя в порядок, начал торопливо собираться в дорогу.
От еды Темари вновь горделиво отказалась, при этом не без опасения поглядывая на подрывника. Впрочем, тот после произошедшего вел себя гораздо лучше и покладистее по отношению к девушке. И было непонятно - толи его поведение было вызвано легким стыдом, толи близостью напарника, которого он и так в последнее время слишком уж часто выводил из себя.
Когда Дейдара покончил с завтраком, то они решили отправиться в путь. Перед этим подрывник, достав часть глины из сумки, поместил ее в ротики на руках, которые тут же начали динамично ее пережевывать. Темари брезгливо наблюдала за каждым их движением. Эту странную физиологическую особенность тела парня она заметила лишь сейчас. Вскоре блондин, вылепив небольшую фигурку, сложил печать, и в воздух вспарила большая глиняная птица. Дейдара не без гордости взглянул на свое произведение, после чего перевел взгляд на немного удивленную от увиденного куноичи.
- Ну как тебе? Видела ли ты когда-либо хоть что-то подобное? Посмотри, какие идеальные формы и пропорции у моего творения, хм, - восторженно произнес он, напрочь позабыв о ночном инциденте. Темари же, вовсе не испытывающая подобного упоения лишь хмыкнула, но отвечать ничего не стала. За место нее ответил Сасори.
- Каждый раз одно и тоже. Почему ты думаешь, что все испытывают восторг глядя на твои куски глины?
- Это не куски глины! – обиженно воскликнул тот. – Это величайшее произведение, вам, Данна, не понять всей тонкости моих шедевров!
- Куда уж мне, - ехидно согласился кукловод. – Лучше давай быстрее сажай девчонку на свою птицу, а то она по твоей милости теперь не может толком ходить.
Дейдара сделал было шаг в сторону Темари, для того что бы посадить ее наверх, но она инстинктивно отступила назад.
- Не надо меня трогать, - сдавленно проронила она. Но прежнюю его снисходительность к ней как рукой сняло.
- Кажется, ты позабыла, что тут не ты решаешь, трогать тебя или нет. К тому же мне надо для надежности связать тебя, - заявил он, доставая при этом веревку. Затем он подошел к девушке вплотную и, нарочито больно дернув ее за руки, начал обвязывать их.
Она нервно дернулась, но покорилась. Покончив с этим делом, Дейдара приподнял ее и небрежно посадил на птицу.
- Лучше тебе сидеть ровно и не двигаться, а то мало ли, хм, - назидательно шепнул он Темари и едва заметно улыбнулся.
- Сволочь, ты за все мне ответишь, - так же тихо процедила она сквозь зубы. Обменявшись опаляющими взглядами друг с другом, они, наконец, отправились в путь.
Первое время шли молча, но вскоре Дейдара, который по натуре своей переносил тишину с трудом, начал делать попытки вести разговор – не столько для удовольствия окружающих, сколько для собственного, не обращая внимания на то, что его никто толком не слушает. Лишь когда его пустая болтовня вконец утомляла Сасори, тот грубо прикрывал ему рот, разумеется, ненадолго.
Под легкими покачиваниями птицы Темари неуемно клонило в сон, только уже не в меру обострившееся чувство голода, помогало с ним бороться. Она внимательно пыталась всмотреться в окружающие окрестности, что бы хотя бы примерно определить, где они находятся, но все тщетно.
К концу дня они, наконец, сделали привал, остановившись в небольшой пещере расположенной невдалеке от реки. Дейдара сразу же принялся собирать хворост, что бы разжечь костер. Темари же была настолько утомлена, что с трудом воспринимала происходящее. Она уже даже не ощущала, что все ее тело просто ужасно затекло и что ее давно знобит от вечерней прохлады. Преступники устроились подле разгорающегося ярким огнем пламени. Дейдара вновь достал мешочек с припасенными лепешками и уверенно протянул одну Темари.
- Ты что решила сдохнуть тут что ли? Если ты не будешь есть, даже твой братец не сможет ничем тебе помочь, хм.
Куноичи отрешенно посмотрела на него, и машинально взяв лепешку, поднесла ко рту. Но едва лишь она откусила ее, оцепенение моментально спало и она с жадностью, свойственной лишь вконец оголодавшему человеку, набросилась на еду. Дейдара, глядя на нее, усмехнулся:
- Посмотрите, Данна, как она проголодалась то, а ведь все говорила, что не хочет.
Наконец, вдоволь насытившись и немного отдохнув, Темари пришла в себя. Ее чуткий слух уловил слабое журчание воды, поэтому она пришла к выводу, что где-то неподалеку находился водопад. Осознав это, она поняла, что теперь ей просто невыносимо хочется вымыться.
- Тут где-то есть река? – обратилась она к подрывнику, поскольку, даже не смотря на произошедший прошлой ночью инцидент, Сасори она по-прежнему побаивалась.
Сразу осознав, к чему девушка клонит, Дейдара ухмыльнулся.
- Вновь захотелось в водице поплескаться? Но я не думаю, что это хорошая идея.
- Не забывай у тебя передо мной должок, - напомнила ему Темари.
- Какой это? – он вопросительно уставился на нее. В ответ она удивленно изогнула свою тонкую бровь.
- Ты забыл о прошлой ночи? - тихо произнесла она и едва заметно кивнула в сторону кукловода.
- Дейдара, иди сходи с ней, - неожиданно раздался голос Акасуны. – Мне нужно смазать Хируко ядом, а вы мне будете лишь мешать.
Темари, получив одобрение Сасори, сразу же поднялась и, не дожидаясь Дейдары, направилась на поиски водопада. Приняв, скорее для виду недовольное выражение лица, он пошел вслед за ней.
- Только имей в виду, - предупредил его напарник, - глаз с нее не спускать.
Парень кивнул в знак согласия и поспешно направился за девушкой.
- Мне вот удивительно, - догнав ее, произнес он, - почему ты еще ни разу не сделала попытки к побегу? С твоим скверным характером это даже странно.
- Потому что, как ты успел заметить, помимо скверного характера я имею еще и сообразительную голову, которую мне потерять пока не хочется, - язвительно произнесла она.
- Да, а ты действительно не глупа, хм, - он едва заметно улыбнулся и, сделав резкий рывок вперед, перекрыл девушке дорогу.
- Пропусти, - яростно воскликнула она. – Хоть попытки к побегу я и не делаю, постоять за себя я в состоянии.
- А я думал, ты позвала меня сюда, что бы мы завершили начатое, хм, - он направил руку к ее лицу, но она ловко увернулась от его ласки.
- Если ты не отстанешь, я такой вопль подниму, что твоему напарнику вряд ли это придется по вкусу, - с легкой злобой в голосе проронила она.
- Хорошо, хорошо, я просто пошутил, хм. Нечего так заводится! – он быстро отошел в сторону, пропуская девушку вперед.
Вскоре густые лесные заросли понемногу начали расступаться, и пред ними предстала большая величавая гора, с которой, объединяясь в один нескончаемый поток, с шипением ниспадали множество горных ручьев. Внимательно оглядевшись, Темари поняла, что сейчас ей может представиться неплохая возможность отправить сообщение брату. Дейдара же, не предполагающий о помыслах девушки, вел себя крайне беспечно и на удивление Темари даже согласился оставить ее ненадолго одну. Впрочем, даже если он и решил понаблюдать за ней, такая возможность ему вряд ли бы представилась, так как мощная водяная стена водопада надежно скрывала все действия куноичи от посторонних глаз.
Наскоро ополоснувшись, куноичи достала призывной свиток и активировала его. Нацарапав с помощью крови небольшое послание, она прикрепила его к лапке призванного голубя. Затем, внимательно оглядевшись, осторожно отпустила его, молясь, что бы подрывник ничего не заметил. После чего поспешно возвратилась туда, где ждал ее парень.
Когда они уже практически вернулись назад к своей пещере, Темари вдруг остановилась. Дейдара с интересом посмотрел на нее. Лицо ее выражало легкое удивление. Хотя нет, она была даже не удивленна, она была шокирована. Подле пещеры, чуть наклонив голову в бок, и, смотря куда-то вдаль, стоял молодой парень, даже скорее мальчик, на вид не старше младшего брата Темари. Его миловидное лицо, было обрамлено шапкой из ярко каштановых, с красноватым оттенком волос. А губы были едва тронуты легкой улыбкой.
- Это еще кто такой? - ошарашено произнесла девушка. Дейдара внимательно проследил за ее взглядом и, увидав причину ее смущения, весело воскликнул:
- У тебя что с памятью проблемы? Он же уже тебе представлялся. Не вздумай при Данне только задавать такие глупые вопросы.
- Это твой напарник? – она поразилась еще больше. – Но ведь он должен быть гораздо старше.
- Послушай, я устал и хочу отдохнуть, пошли уже наконец, - проигнорировал он ее вопрос и подтолкнул вперед.
Проходя мимо Сасори, Темари еще раз внимательно посмотрела на него. Его светло карие глаза тот час на мгновение встретились с ее, и в них промелькнуло что-то отдаленно похожее на интерес.

***
Спустя час, Сасори сидел и осторожно заправлял порцией заранее взятого с собой яда детали Хируко. Но отчего-то работа не шла. Разум его никак не мог сосредоточиться лишь на этом действии. Он то и дело приподнимал голову, бросая с виду безразличные взгляды то на напарника, то на их пленницу. Дейдара как обычно, когда удавалось вот так спокойно провести время, лепил очередную нелепость. Акасуна никак не мог взять в толк, отчего тот, каждый раз подрывая на воздух что-либо с помощью своих так называемых творений, испытывает такое воодушевление и восторг. Но более всего в тот момент его поражали глаза напарника. Они становились полны безумия, и в то же время излучали такое неописуемое счастье, что иной раз самому Сасори хотелось хоть на мгновение ощутить его. Но разуметься он сразу гнал эти мысли прочь, и повторял себе раз за разом, что Дейдара всего лишь глупец, ведомый ложными представлениями о прекрасном.
Очевидно, было довольно прохладно поскольку подрывник сидел глубоко укутавшись в плащ, а девчонка все ближе и ближе пододвигалась к костру, пока кожа ее не соприкасалась с пылающим жаром, исходящим от огня. Тогда она резко отстранялась назад. Потом она сидела чуть поодаль некоторое время, обхватив себя руками, словно от этого был толк, а затем вновь непроизвольно начинала пододвигаться ближе. Акасуне подумалось, что она словно неразумный мотылек, раз за разом обжигаясь, вновь летит в самое пекло. И он в очередной раз ощутил свое превосходство над этими такими ограниченными в понимании людьми. Холод, ветер, жара, голод, жажда – все эти человеческие слабости неведомы ему, совершенному существу, и посему он выше всех их, невидящих то что дальше, живущих полагаясь на свои животные инстинкты.
Воодушевившись, он вновь принялся за заправку своей куклы, и на этот раз никакие мысли и терзания более не мешали ему, он полностью был увлечен процессом. Когда же он опомнился, стало уже совсем темно. Дейдара уже мирно сопел, прижавшись спиной к дереву, расположенному возле их привала, опустив голову на грудь, а Темари похоже было совсем невмоготу. Ее знобило от холода, и она отдавала зубами неровную дробь. Она с легким отчаянием во взгляде безотрывно глядела в уже догорающее пламя. Акасуна смотрел на нее изучающе, и непроизвольно в нем начало расти что-то похожее на уважение к ней. Ей было холодно, ужасно холодно, но она терпела, гордость ее было не так-то легко сломить. Внезапно, словно подчиняясь возникшему порыву, он взял один из свитков, в котором была запечатана их с Дейдарой одежда, и достал запасной плащ. Затем подошел ближе к костру и, молча протянул ей. Темари очевидно, ушедшая далеко в свои раздумья, едва заметно вздрогнула и приподняла чуть удивленное лицо на кукловода. Не проронив ни слова, они смотрели друг на друга с пол минуты, и неожиданно в ее в глазах вспыхнула ужасная, невозможная злоба, смешанная с ненавистью и призрением. Резким движением руки она откинула предложенный ей плащ в сторону. Но не один мускул не дернулся на лице ее пленителя, от чего девушка пришла еще в большее негодование.
- Мне не нужны ваши чертовы подачки! – воскликнула она.
- Если ты не оденешься, то заболеешь, и нам придется с тобой возиться, а лишние проблемы нам не к чему, - спокойно изрек Сасори.
- Ну и пусть! – не в силах выдерживать более этого невозмутимого взгляда, смотрящего на нее сверху вниз, она вскочила на ноги. – Если у вас будут лишние проблемы, я буду только рада. Поэтому вам лучше отпустить меня, как только мой брат доберется до вас…
- Это мы уже слышали, - прервал он ее.
Темари настолько была опьянена вновь возникшим приливом ненависти, что она, не соображая толком что делает, порываясь скорее внутренним инстинктам, чем здравому рассудку и знаниям, вскинула руки и со всей силы попыталась наброситься на Акасуну. Но тот сразу перехватил эти бесполезные, отчаянные удары, больно сжав ее запястья. Она тут же очнулась, сразу обмякнув, и чуть вскрикнула. И по щекам ее, немного впалым от недостатка еды покатились прозрачные беспомощные слезы. Она потупила взор, словно стыдясь их, не имея при этом возможности их утереть, и опозоренная вновь подняла взгляд, и с вызовом посмотрела на по-прежнему безучастного Акасуну.
- Ненавижу! Как же я вас ненавижу! – процедила куноичи сквозь зубы и с силой дернула руки, пытаясь высвободиться. На сей раз это ей удалось, поскольку кукловод ослабил хватку.
- Веди себя тише, иначе разбудишь Дейдару, - произнес он и, отвернувшись, вернулся назад, на свое прежнее место, больше не смотря в ее сторону.
Внутри него что-то оборвалось, он явственно ощущал это. Знакомое, такое знакомое чувство, откуда-то из пережитков прошлого вновь настигло его. Сердце его всегда такое спокойное, отбивающее ровный ритм, что бы ни случилось, забилось чаще. И он прикрыл веки, отрекаясь от реальности, и силился вспомнить. Глаза, пылающие гневом, ненавистью, стремящиеся убить, но в то же время такие желанные и недоступные. Сасори уже и раньше видел их. Тут словно в тумане перед ним предстал образ. Девушка лет двадцати, ее длинные светлые волосы развиваются на ветру и она, смеясь, все пытается поправить их. Она что-то говорит, улыбается, нежно трепет Сасори по голове. А он, он еще совсем мальчишка идет рядом и с обожанием смотрит на нее, ловит каждый ее взгляд, каждую эмоцию. Потом картинка меняется и вот он уже такой серьезный, с озабоченным, серьезным лицом пытается что-то рассказать этой девушке, открыться, поведать самую страшную свою тайну о чувствах к ней, но она лишь хохочет и вертит головой. И он злиться, слезы, болезненные слезы выступают у него на глазах, и Сасори толкает ее, и при этом доставая что-то с бокового кармана. Она падает и в ужасе хочет отползти назад, а он не дает и все пытается ей что-то доказать. Неожиданно в ее глазах выступает ненависть, точно такая же какую он видел недавно у их пленницы, ненависть, смешанная с отчаяньем. На этом картинка обрывалась. Сасори распахнул глаза, и быстро достав все свои свитки, начал судорожно перебирать их, словно где-то в них таилось его спасение. Наконец, найдя необходимый, он распечатал из него то, что так тревожило его ум. Перед ним лежала та самая девушка. Его одна из первых попыток создания человеческой марионетки. К сожалению, имени ее он не мог вспомнить, как не старался. Ее красота, хоть она и была куклой, осталось неизменной, и он нежно провел рукой по ее лицу, по ее стройному стану. А внутри все ныло, колыхалось, и извивалось от подступившей отвратительной боли. Сломленный этим давно забытым чувством, Акасуна с силой сжал руку куклы и она, хрустнув, разломилась. И он объятый ужасом, приподнял голову и сокрушенно посмотрел на Темари. Она уже мирно спала у окончательно догоревшего костра, тщательно укутавшись в тот самый, недавно отброшенный ею плащ. В миг его такой идеальный, бесчувственный и безразличный мир начал медленно осыпаться, пробуждая старые эмоции и желания, от которых он так тщательно пытался избавиться некогда.
Проснулась Темари от яркого солнечного света, поникшего в темную затхлую пещеру - их временное пристанище. Лучи нестерпимо светили прямо в глаза девушке, но та была этому даже рада. Она блаженно потянулась и привстала. Конечно, солнце еще не успело прогреть скованную холодом землю, но, тем не менее, погода сегодня обещала быть пречудесной. Протерев сонные глаза, куноичи огляделась немного утомленным взглядом вокруг и к своему величайшему удивлению обнаружила, что в пещере она находиться одна. Она даже на мгновение мысленно возликовала, подумав, что ее решили бросить, наконец-то осознав каким бессмысленным делом они занимаются, но вскоре поняла, что радость ее преждевременна. Та ужасная кукла, в которой ранее находился кукловод, все еще была тут. Значит, просто по каким-то неизъяснимым причинам ее пленители решили ее ненадолго покинуть. Терзаемая неприятным предчувствием, она приподнялась. Хотя Хируко была приоткрыта, девушка все же на всякий случай осторожно позвала:
- Сасори–сан, вы тут? – после всего, что куноичи увидела за последнее время, она бы даже ничуть не удивилась, если бы Акасуна каким-нибудь неизъяснимым образом материализовался перед ней. Но в ответ ей предстала лишь немая тишина. Тогда Темари осторожно, следя за каждым своим движением, медленными шагами направилась к выходу. Но и там все не выказывало никаких признаков ни одного ни другого преступника. Внимательно оглядываясь по сторонам, девушка начала продвигаться вперед. С каждым шагом в ней все сильнее нарастала пока еще смутная надежда, на то что еще немного и она окажется на свободе.
Вскоре Темари оказалась подле речушки, той самой, в которою впадал водопад. Наскоро ополоснув свое лицо, она привстала. Соблазн убежать был столь велик, что девушка почти утратила возможность рассуждать трезво. Она подскочила и, не обращая внимания на боль, быстро рванула вперед, пробиваясь сквозь густые кусты, нещадно бьющие ее по лицу. Но продвинувшись всего на несколько метров, Темари замерла. Чуть поодаль, из - за завесы густой зелени доносились чьи-то слабые сдавленные стоны. Внутренняя интуиция подсказывало: «Не обращай внимания, беги! Беги пока есть на это хоть какой-то шанс!» Но любопытство, поистине затаенный враг многих, подстрекало ее к обратному. Тихо подкравшись, девушка осторожно, что бы не создавать лишнего шума, отогнула одну из крупных веток. Увиденное ею, тут же заставило пожалеть ее о содеянном. Всего в нескольких шагах от нее, спиной к ней стоял Дейдара. Именно он издавал эти слабые стоны. Поняв, чем парень занимается в одиночку, Темари почувствовала себя крайне неуютно. От одной мысли, в какую неописуемую злобу он придет, увидев ее тут, вводила ее в смуту. Аккуратно опустив ветки, Темари уже собралась было вновь воплотить в жизнь план о побеге, но тут внезапно ощутила легкое прикосновение к своим плечам. От неожиданности она вздрогнула. Затем, неизвестный легким движением провел пальцами вдоль ее спины, и, резко схватив ее за руки, развернул лицом к себе при этом, слегка оттолкнув куноичи назад. Все это произошло за считанные доли секунды. Темари отступила на шаг назад, чуть не навалившись на кусты, за которыми уже стоял насторожившейся Дейдара. От удивления девушка раскрыла глаза, перед ней стоял Сасори. Он смотрел внимательным изучающим взглядом на девушку, а на его губах играла еле заметная ухмылка.
- Что ты делаешь? – слегка воскликнула Темари, не без опаски наблюдая за кукловодом. Парень, проигнорировав ее вопрос, спокойным голосом произнес:
- Разве ты не знаешь, что подглядывать за другими не хорошо? - он слегка наклонил голову, и в глазах его промелькнуло что-то нехорошее, от чего все тело девушки объяло уже знакомым страхом. Он сделал несколько шагов назад, и Темари к своему ужасу обнаружила, что движется вслед за ним. Она попыталась дернуться, но тело ее больше не повиновалось ей. Ноги плавно переступали, делая неторопливые шаги, в такт едва уловимым движениям пальцев кукловода. Сознание ее медленно накрыла пугающая догадка о происходящем.
- Да что ты, черт возьми, делаешь? – чуть дрожащим голосом она снова задала вопрос, которому вновь было суждено остаться без ответа.
- Дейдара, - неожиданно крикнул он. – Выходи сюда, хватит развлекаться там в одиночку. Я нашел тебе забаву поинтереснее!



показать предыдущие комментарии (3)
16:45:36 Маленькая пинцесска
Просто супер!=^B­
07:00:00 Гость
класс;-)­ :-)­ :-D­ :-D­
13:40:50 Гость
Шикарно нет слов!!!
понедельник, 27 августа 2012 г.
Нэриэл Ту Одершванк 6 декабря 2009 г. 10:21:09

Фанфик по наруто Мне не больно(...

Может, прошла всего минута, а может - целый день, Темари не знала. У нее возникла странная дезориентация во времени. И еще было полное ощущение какой-то пустоты внутри: ни боли, ни обиды, ни разочарования - лишь глухая вакуумная пустота. Хотя, наверное, нужно было злиться, кричать, сетовать на свою...
еще...
Может, прошла всего минута, а может - целый день, Темари не знала. У нее возникла странная дезориентация во времени. И еще было полное ощущение какой-то пустоты внутри: ни боли, ни обиды, ни разочарования - лишь глухая вакуумная пустота. Хотя, наверное, нужно было злиться, кричать, сетовать на свою глупость и бездумность. Ведь она повелась на него как маленькая девчонка. А он то, по сути, и намека не делал о том, что испытывает к ней какие-то чувства. Всю свою влюбленность девушка лишь напридумывала себе, просто чтобы забить то свободное пространство внутри своей души. Да и нелепо все это было. Только сейчас куноичи начала осознавать всю откровенную безрассудность своего поведения. Не тут ей сейчас нужно быть, а рядом с братом. Сасори, наверное, сейчас там в своей каморке очень потешается над ней. Хотя, способен ли он на это? Ведь вполне возможно, что вместе с телом он разрушил и ту не видимую глазом, эфемерную часть себя, способную что-либо чувствовать. Темари досадливо наклонила голову и, зарывшись руками в чуть распушенные волосы, откинула одну из съехавших резинок в сторону. Вскоре вслед за ней полетела и кружка с водой, стоящая на тумбочке возле кровати Дейдары. Тишину в комнате тут же заполнил оглушительный звук удара, и вода сотнями брызг разлетелась в разные стороны. Майка на девушке сразу намокла. Чертыхнувшись, она не выдержала и заплакала в полголоса.
- Что это ты тут разревелась? Неужели меня оплакиваешь? Так я вроде живой, хмм ,- донесся чуть хриплый голос с кровати.
Темари приподняла раскрасневшееся лицо и, поспешно вытирая слезы, проронила:
- Еще не хватало, что бы я ревела из-за тебя!
Дейдара внимательно огляделся вокруг, щуря воспаленные веки, и попытался приподняться. Но жгучая боль тут же распространилась по всему телу, так что ему снова пришлось лечь.
- Ну, если не из-за меня, значит, что-то сделал мой напарник. Он что попытался из тебя все внутренности выпотрошить, пока ты спала?
- Не говори ерунды, - раздраженно процедила сквозь зубы Темари.
- Хм, - после второй попытки чуть приподняться, ему это все же удалось. Он осмотрел поврежденную руку и попробовал пошевелить пальцами. Удалось ему это с трудом.
- Я так полагаю, вода, предназначенная для меня, теперь частично находится на стене, - облизав сухие губы, произнес парень. – Поэтому раз уж она там оказалась по твоей вине…
- Хорошо, я сейчас принесу, - перебила его девушка, демонстративно закатывая глаза.
Выйдя из комнаты, она с явным облегчением выдохнула. Общество Дейдары как никогда сейчас тяготило ее. А если он узнает о случившемся? Не известно же, вдруг Сасори решит рассказать ему об этом ее поступке. Этого она явно не перенесет. Ведь последние остатки гордости в ней все же остались. В ванной Темари ополоснула лицо прохладной водой. Это немного помогло собрать все мысли воедино и успокоится. Набрав в кружку воды, она вернулась в комнату. Подрывник уже сидел на кровати, морща изнеможенное лицо.
- Не думаю, что тебе следует сейчас вставать, - она подала ему кружку. Он протянул руку и накрыл ладонью пальцы девушки.
- Спасибо, - губы его чуть дрогнули, складываясь в улыбку.
- Не за что, - куноичи поскорее постаралась высвободить свою руку и на всякий случай отошла подальше.
Отпив несколько глотков, парень вновь прилег на кровать и весело спросил:
- Ты меня боишься что ли? Думаешь, в таком состоянии я смогу что-то тебе сделать?
- От тебя всякого можно ожидать, - дернула плечами девушка и присела на стоящий возле кровати стул.
- Так что произошло между тобой и моим напарником, хм? – похоже, подрывник явно не собирался от нее отставать.
- Это тебя не касается, понял! – воскликнула она.
- Да мне просто интересно. Не хочешь говорить не надо.
- У тебя, наверное, это в крови - доставать людей. Не успел ты опомниться после нескольких дней отключки, как сразу начал приставать с расспросами.
- Нескольких дней? - на лице его появилось удивление. – Не думал, что прошло столько времени. Кстати где сам Данна? Опять занимается своими идиотскими куклами? Вижу, он притащил меня в одно из наших убежищ, хм.
- Да, у твоего напарника в голове только одни марионетки. Я даже не могу понять кто из вас больший псих - ты или он.
- Если мы такие психи, что же ты льешь слезы из одного из них? – усмехнулся Дейдара.
- Я вовсе не из-за этого лью слезы, понял! – зло проронила Темари.
- Понял, куда уж понятнее то! - и после непродолжительной паузы добавил:
- Так ты собираешься позвать его или нет?
-У меня нет никакого желания это делать!
- Послушай, милая, - Дейдара сделал акцент на втором слове и улыбнулся, видя как при этом недовольно скривила лицо куноичи. – Мне нужно в туалет, а сам я сейчас не в состоянии сделать и пары шагов. Ну, если ты, конечно, согласишься сопроводить меня туда, я буду не против, но, хм…, хочется ли тебе самой.
- Черт, - выругалась девушка, - хорошо, сейчас я его позову.
Резко приподнявшись, она вышла из комнаты.
Негромко постучавшись, Темари приоткрыла дверь в мастерскую и, даже не заглядывая внутрь, выкрикнула:
-Сасори-сан, Дейдара очнулся. Он завет вас к себе, - слова прозвучали очень отчужденно. Затем она поскорее вернулась назад к Дейдаре. Чего-чего, а больше наедине с кукловодом ей находиться явно не хотелось.
Зайдя в комнату, она опять уселась на стул. Акасуну они начали ждать в немом молчании. Но когда это ожидание слишком уж затянулось, подрывник не выдержал:
-Черт, ты точно его позвала?
-Да, если со слухом у него все в порядке, он должен был услышать, - невозмутимо произнесла девушка.
- Так может повторишь попытку?
- Если тебе так надо, иди и сам его зови!
Дейдара прожег девушку испепеляющим взглядом. Но она лишь отвернула лицо в сторону и хмыкнула.
- Ну, хорошо, - процедил сквозь зубы парень. – Как-нибудь доберусь сам, хм.
Опираясь о спинку кровати, он попытался встать на ноги. Но они упорно не хотели его слушаться. Поэтому после того как он еле смог сделать первый шаг, то сразу же упал. Похоже, что и ориентация в пространстве у него так же была отчасти потеряна. Дейдара сделал несколько бесплодных попыток подняться, но ему это никак не удавалась. Все что он смог, это встать на колени, придерживаясь одной рукой.

Темари между тем внимательно наблюдала за ним, но сама двигаться с места не собиралась. «Ну же давай, чертов ублюдок, попроси меня о помощи», - думала она. Видеть ничтожность и беспомощность подрывника, вызывало в ней какое-то эйфорическое удовлетворение. Но Дейдара упорно молчал.
- Ты что же не хочешь попросить меня о помощи? – наконец ехидно спросила его куноичи. На ее слова он никак не отреагировал. И лишь когда он крайне грубо выругался в полголоса и начал заваливаться вбок, девушка поняла, что теперь все же придется ему помочь. Поэтому, скрипя зубами, Темари пришлось приподняться и подойти к парню. Но когда она уже взяла его за предплечье и начала поднимать вверх, он изощрился высвободить свою руку, и, сделав подсечку ногой, сбил ничего подобного не ожидающую девушку на пол. Затем Дейдара как-то слишком уж бойко для человека, провалявшегося несколько дней без сознания и не способного самостоятельно сделать и пары шагов, перевернул девушку с живота на спину и уселся на нее сверху. После чего он быстро зажал ее руки над головой. Теперь Темари не имела никакой возможности вырваться.
- Что-то мне это напоминает, не находишь? – саркастически заметил он. – Кстати, спасибо, что решила все же мне помочь, хм!
- Немедленно отпусти меня, сволочь! – ярости Темари не было предела.
- И не подумаю, милая! Надо же мне тебя как-то отблагодарить за оказанную помощь, - при этом он наклонился ниже и лизнул ее щеку. От этого прикосновения куноичи брезгливо поморщилась:
- Я же сказала, отпусти, а иначе…! – угрожающе произнесла девушка и вновь попыталась дернуться.
- Что иначе, хм? – прошептал он ей на самое ухо. - Пожалуешься, Данне? Я вижу, у вас тут за время моей отключки сложились какие-то особо теплые отношения? Ну и как тебе секс с деревяшкой? – совсем тихо произнес он. К горлу девушке вновь начала подступать та раздирающая тошнота, от которой она недавно еле смогла избавиться.
- Замолчи, немедленно закрой свой рот, - истерично выкрикнула она ему под ухо. Дейдара поморщился и злорадно оскалился.
- Какого черта тут происходит? – раздался спокойный голос Сасори. Дейдара вновь довольно неприлично выругался, правда, на этот раз одними лишь губами, и, приподняв голову, посмотрел на напарника. Темари тоже еле сдержалась от того, чтобы не произнести какое-нибудь красноречивое слово. Разумеется, Акасуне, от представшей пред ним картины, все что угодно могло придти в голову. По меньшей мере, он был, скорее всего, удивлен, причем очень сильно. Но виду почти никакого не подал. Впрочем, Темари ничего другого от него и не ожидала. Чего еще можно ждать от куклы?
- Дейдара, мне кажется, ты еще слишком слаб для подобного рода занятий, - так же спокойно заметил он, наконец, оценив всю происходящую ситуацию.
Куноичи воспользовавшись замешательством подрывника, изловчилась и высвободила руки. Теперь, освободиться самой ничего не стоило. Спихнув с себя подрывника, она откатилась к другой стороне кровати и , тяжело задышав, села. Дейдара же упал на спину и замер, при этом подозрительно побледнев. Вся его былая прыть в миг куда-то исчезла. Сасори слегка нахмурился и, присев рядом с парнем, внимательно его осмотрел.
- Ты ведешь себя как настоящий идиот. Наверное, тебе и вправду жить надоело. Мог бы сразу сказать, чтоб я с тобой не мучился за зря все эти дни! Я же говорил, что у меня как раз имеется вакантное место для тебя в моей сотне, так что… - серьезно сказал ему Акасуна.
- Данна, лучше помогите мне подняться, хм, - даже по голосу парня было понятно, что ему теперь на самом деле невмоготу.
- Сам виноват, - кукловод, придерживая его, помог встать. Затем они вместе вышли из комнаты.
Как ни странно вернулся Сасори, спустя всего минут десять, один. Что случилось с полу вменяемым Дейдарой девушка узнавать не хотела. Хотя, конечно, в тайне она надеялась, что кукловод как минимум врезал тому хорошенько, что бы мозг этого ненормального психа хоть немного вправился. Акасуна молча подошел к ней. Темари приподняла голову и исподлобья посмотрела на него.
- Я хочу уйти. Пойти за вами действительно было глупой затеей, - проронила она.
Сасори удивленно приподнял бровь и присел рядом с ней. Куноичи сразу же пристыжено отвернула лицо в сторону. Так глупо она себя не чувствовала еще ни разу в жизни.
- А ведь я тебе изначально советовал так поступить. Но теперь сама подумай, как я тебя отпущу? Ты знаешь наше место нахождения. Даже если сразу после твоего ухода мы покинем это место, одна из наших баз все равно будет рассекречена.
- Тогда нечего было тащить меня сюда! – воскликнула она. Но тут же плотно сжала губы, стараясь унять закипающую злобу.
- Ты сама пошла, - напомнил он ей.
- И что же ты меня теперь убьешь что ли?
- Не говори ерунды, - неожиданно она почувствовала, как что-то холодное прикоснулось к ее запястью. Вздрогнув, девушка опустила глаза и увидела, что Сасори накрыл ее руку своей. Она попыталась вырвать ее, но он с силой прижал кисть и не дал ей этого сделать.
- Что ты делаешь? – испуганно спросила она. После осознания того, что из себя представляет Сасори, отношение куноичи к нему несколько изменилось. И далеко не в лучшую сторону. К тому же она еще толком не отошла от выходки Дейдары.
- Твой брат сейчас действительно в большой опасности. Он даже деревню оставил на время, ради того что бы найти тебя, поэтому в случае нападения на него деревня ему ничем помочь уже не сможет. И это большой минус. Но те кто отправился, что бы поймать его, не знают его точного местонахождения. Зато я знаю, и это хоть и маленький, но плюс. Хотя, по моим последним сведениям те, кому сейчас поручен твой брат, уже на верном пути.
- Откуда ты знаешь про местонахождение Гаары? – удивленно спросила Темари.
- Ты опять недооцениваешь меня, - ухмыльнулся он.
- Ну и что толку то от этого? Я ведь все равно нахожусь тут.
- Почти по собственной воле, - заметил Сасори.
- Да какая разница! – вновь вспыхнула девушка и, воспользовавшись тем, что Акасуна ослабил хватку, все же вырвала свою руку. Неожиданно на нее опять напало жгучее чувство тревоги и волнения. Пока она практически прохлаждается тут, брат ради ее спасения забросил все дела. Кроме того он находится в опасности. Темари не знала, кто именно охотится за ним, но как она уже успела понять, шиноби в составе акацуки далеко не слабаки.
- И еще, - продолжил между тем Сасори, - на поимку твоего брата отправили не самых сильных членов нашей организации, - кукловод приподнял лицо вверх и принял задумчивый вид. - Окажись кто другой, я бы, пожалуй, в случае чего был практически бессилен, - добавил он после паузы.
Девушка ошарашено посмотрела на него. До ее сознания начало медленно доходить к чему он клонит.
- Ты что собираешься помочь?
- Не то что бы помочь. Если я предам организацию, то я - труп. Но вот выиграть время, пока ты вместе с братом будешь добираться до Суны я, наверное, смогу.

Мелкий моросящий дождь падал на открытые участки кожи и размывал по ней еще свежую кровь. Хидан достал из кармана платок и, брезгливо морщась, вытер лицо и шею.
- Какузу, я даже не успел привести себя толком в порядок после обряда. Зачем так торопиться? Да и вообще, какого черта нам дали это задание? - недовольно спросил он напарника.
Они шли по узкой пыльной тропе, расположенной вдоль старого заброшенного рисового поля. Какузу впереди, а его бессмертный товарищ чуть поодаль. – Разве Дейдара-чан со своей милой куклой не в состоянии были с ним справиться?
- Видимо не в состоянии. К тому же я сам попросил Лидера дать нам именно этого джинчурики.
- Это еще зачем? - недоумевающее посмотрел на него Хидан.
- Ты как всегда слишком глуп. Он - Казекаге. Ты представляешь, сколько денег отвалят за него на черном рынке? А так как поймаем его именно мы, никто не будет иметь права претендовать на его тело после извлечения демона.
- Да кому кроме тебя нужен этот дурацкий труп? - раздраженно возразил ему напарник. – У тебя крышу совсем снесло от этих денег.
- Это ты ненормальный, раз не понимаешь их ценности.
Бессмертный на мгновение остановился и каким-то измученным взглядом посмотрел на небо.
- Я слышал, что вокруг этого джинчуурики создается целая куча песка во время битвы. Так что я вряд ли смогу его ранить.
- Кончай ныть, - повернувшись к нему в пол оборота, с легкой злобой в голосе произнес казначей. - Если ты такой беспомощный, это я возьму на себя. Ради такой хорошей добычи не грех и постараться.
- Эй, кого это ты тут называешь нытиком? - возмущенно воскликнул парень. – Эй, Какузу!
Но тот его уже не слушал и торопливо шел вперед.
- Клянусь Дзясином-самой, своей жадностью он меня когда-нибудь доведет, - в полголоса произнес Хидан. - Эй, Какузу, подожди! – выкрикнул он уже громче и тоже ускорил шаг.
***
Темари бежала вперед что есть силы. До того места где сейчас находился Гаара было довольно-таки далеко. «Если не останавливаться, то к вечеру, возможно, я буду уже там», - рассуждала она. Между тем в голове ее крутились великое множество мыслей. И одна из главных, почему Сасори решил ей помочь? Вполне вероятно, что это могла быть очередная ловушка, но у Темари просто не было выбора. Ей приходилось верить кукловоду. Тем более по его словам времени у нее действительно было в обрез. Уже под конец пути дыхание ее то и дело начало сбиваться, воздуха не хватало, но сделать перерыв на отдых она не могла себе позволить.
Вокруг уже начали сгущаться сумерки, тускло освещая небо, проснулась луна. И девушка, наконец, увидела как в дали одиноким огнем, словно поджидая ее, горел небольшой костер. Куноичи резко остановилась, вглядываясь усталыми глазами вперед. Чакры Гаары она не чувствовала, хотя по подробным описаниям Сасори это было именно то место, где сейчас должен был находиться ее брат. Осторожно продвигаясь вперед, девушка подошла к небольшой поляне. Возле костра сидели двое шиноби. Хотя Темари не знала их имен, лица были ей определенно знакомы. Да и протекторы говорили о том, что они - из Суны. Облегченно выдохнув, она вышла вперед. Один из них, уже во всю дремавший, сразу резко встрепенулся, и две пары глаз ошарашено уставились на нее.
- Темари-сан, это вы? – удивленно спросил один из них.
- Да, где мой брат? - на одном дыхании выпалила девушка.
- Канкуро-сан обещал быть тут со своим отрядом к рассвету.
- Я не про Канкуро, где Гаара?
Шиноби удивленно переглянулись между собой и в недоумении посмотрели на девушку.
- Ну, чего вы молчите! – раздраженно выкрикнула Темари. Ее начало охватывать дурное предчувствие.
- А разве вы не знаете? – наконец выговорил тот чуунин, которого она совсем недавно разбудила.
- Не знаю чего? - в легком порыве безрассудства Темари бросилась вперед и схватила шиноби за края жилетки. – Отвечай, что тут случилось?
- Я точно всего не знаю, - опешив от такой реакции девушки, замямлил он, - но вроде как утром приходили эти двое, в черно-красных плащах.
- Кто приходил? Что с Гаарой? – куноичи с силой тряхнула парня, но тот лишь продолжал обалдевшим взглядом смотреть на нее. Похоже, что-либо вразумительно объяснить он был не в состоянии.
- Темари, успокойся, - раздался за спиной знакомый грубый голос. - Он все равно толком ничего тебе не скажет.
Обернувшись, девушка увидела Баки.
- Сенсей, хоть вы мне объясните, что тут происходит? – отпустив бедного чуунина, обратилась девушка к учителю.
- Утром, примерно в километре отсюда, на твоего брата напали двое неизвестных. По описанию тех кто смог выжить, на них были черные плащи с красными облаками, из чего мы сделали вывод, что это - Акацуки. Практически без проблем разобравшись с членами отряда, сопровождавших твоего брата, они смогли одолеть и Гаару.
- Но как такое возможно? – ошеломленно спросила Темари. – Он же… он же сильнее их. Он - Казекаге.
- Я не в курсе этого. Те двое, что смогли выжить, почти сразу потеряли сознания после схватки с ними. Так что ничего конкретного нам неизвестно, кроме того что Гаара сейчас находится у них.
В каком-то приступе паники Темари обессилено упала на колени и прикрыла лицо руками. Нет, она не плакала, она просто не могла поверить в случившееся. Неужели все-таки он обманул ее?
- Как они выглядели? – хриплым голосом спросила она.
- Как я понял, у одного из них лицо было спрятано под маской, а у второго были светлые короткие волосы.
«Значит не они…», - пронеслось в голове. Но боль от этого не уменьшилась.
- Так какого черта, - тихо проронила Темари после небольшой паузы. – Какого черта вы сейчас находитесь здесь за место того, что бы идти на помощь к Гааре?
- На его спасение было и так уже выслано несколько отрядов. Тем более коноховцы нам активно помогают. Мы тут дожидаемся Канкуро. Как только он утром появиться, мы тоже отправимся на поиски Казекаге, - устало произнес он. – Лучше скажи, где ты все это время пропадала?
- У акацук, - безразличным голосом произнесла девушка. Меньше всего ей сейчас хотелось что-то кому-то объяснять. Она понимала, что в случившемся всецело только ее вина и больше ничья. Если бы она была не так глупа и наивна, и не ставила личные интересы выше жизни брата, все бы было иначе.
– Баки-сенсей, если можно, я не хочу сейчас говорить об этом, - затравленным взглядом Темари посмотрела в лицо учителю. Он понимающе кивнул.
- Отдохни. Даже если прямо сейчас ты бросишься на поиски брата, толку от тебя будет едва. Так что лучше поспи, а утром с подоспевшей подмогой мы все вместе отправимся на поиски.

***
Как же Сасори не любил, когда все складывалось совсем не так, как он планировал. В такие моменты он как никогда чувствовал свою слабость. Ведь выходило, что он где-то просчитался, не учел всех обстоятельств. Когда почти сразу после ухода Темари с ним вышел на связь Пейн и сообщил, что к извлечению демона все готово, первое что Сасори ощутил, была жгучая злоба. Его перехитрили, обманули, оставили в дураках. А он то думал, что просчитал все на шаг вперед, но вышло иначе. Лидер оказался гораздо хитрее.
Узнав о том, что им придется самим добираться до места извлечения демона, Дейдара пришел в негодование. Он никак не мог взять в толк, зачем Сасори наплел Пейну всю эту чушь про то, что он еще слишком слаб и не сможет долго поддерживать технику, временно переносящую его в пещеру. Ведь на самом деле парень чувствовал себя более-менее сносно, и меньше всего ему хотелось добираться в такую даль своими силами. Но на все его стенания Сасори не обращал никакого внимания и уверял, что для него самого так будет лучше. Эта чрезмерная забота сама по себе настораживала Дейдару, но возразить ему толком он ничего не мог.
Но более всего он удивился тому, что Акасуна согласился добираться до места на глиняной птице. Ведь прежде он крайне скептически и даже пренебрежительно относился к творениям подрывника.
Как только они оказались возле пещеры, у самого входа их встретил Хидан. По самодовольному виду его Дейдара сразу понял, что тот не упустит случая осыпать его парочкой своих колких шуток.
- Дей-чан, тебе, наверное, совсем невмоготу, раз ты даже элементарной техники использовать не смог. Не хило, видать, тебя отделал джинчурики девятихвостого? – ехидно заметил Хидан сразу после короткого приветствия.
Подрывник чуть скривил лицо, но постарался сдержать себя в руках.
- Со мной все в порядке.
- Как же! Ты наверняка давно в зеркало не смотрелся. Так исхудал. Тебя теперь со спины совсем от девчонки и не отличишь, хотя…- бессмертный сделал задумчивое выражение лица, - думаю, и спереди тоже.
- А ну повтори, что ты сказал? – зрачки Дейдары сузились, взгляд приобрел какое-то хищническое выражение. Он дернул рукой к сумке, но его кисть тут же была перехвачена цепкими пальцами Сасори.
- Дейдара, не надо, - с легкой стальной ноткой в голосе произнес он. Подрывник лишь тяжело вздохнул и искоса посмотрел на Хидана. Тот оскалился ему в ответ.
- Кстати, Сасори, а где твоя милая кукла? - внимание бессмертного теперь было переведено на кукловода.
- Какая именно? – невозмутимо поинтересовался Акасуна.
- Та, в которой ты обычно сидишь?
- Прости, а с какой целью ты интересуешься? Вакантных мест у меня всегда полно, если ты об этом.
Хидан лишь с флегматичным видом хмыкнул в ответ.
Оказавшись внутри пещеры, они увидели джинчурики. Бледное, без ощутимых признаков жизни тело Гаары лежало в самом центре. И только лишь по едва уловимому движению его грудной клетки можно было понять, что в нем еще теплится жизнь. Какузу ожидал их там. Сасори ему приветливо улыбнулся и, подойдя к нему, похлопал его по плечу.
- Отличная работа, - похвалил его Акасуна.
Казначей подозрительно уставился на кукловода. С чего бы тому говорить такие слова?
-Не так уж он и крут оказался, - как бы между прочим, заметил Хидан.
- Ты еще скажи, что это твоя заслуга, - раздраженно произнес Какузу.
- Черт, хотя бы сейчас ты можешь меня поддержать, - с легкой обидой проговорил его напарник.
Возможно, их перепалки продолжалась бы еще какое-то время, но вскоре с помощью специальной техники появился Лидер, вслед за которым и все остальные члены организации.
Поскольку сразу несколько отрядов как из Суны так и из Конохи занимались активными поисками похищенного Казекаге, изъятие демона решили начать немедля, сразу после того как Лидер провел все необходимые подготовительные мероприятия. Сасори внимательно огляделся вокруг. Из всех вживую присутствующих тут их было лишь четверо. Какузу с крайне задумчивым видом обдумывал что-то, не иначе как повыгоднее продать тело джинчурики после его смерти. А Дейдара с Хиданом то и дело переглядывались крайне не дружелюбными взглядами. «Если со мной что-то случится, - подумал кукловод, - по крайней мере, Дейдаре не придется скучать». На несколько секунд он прикрыл глаза. Неожиданно перед взглядом ему предстало море. Лазурные волны, нежно ласкаемые потоками ветра, то и дело выплескивались на песчаный берег. На нем сидела молодая девушка. Прижав колени к груди, она внимательно всматривалась вдаль, словно вот-вот из-за горизонта должно было показаться что-то, чего она так жаждала увидеть. Из-за широких полов ее шляпы лица ее было не разглядеть, но Сасори был уверен, что она смотрит с надеждой, а глаза ее полны тоски. Что это было? Плод ли его воображения или обрывок давно умершего воспоминания - он не знал.
Акасуна медленно подошел к девушке, и, усевшись рядом, положил руку на ее плечо. Он чувствовал тепло, ощущал свежий соленый запах моря, он был человеком. От его прикосновения девушка вздрогнула и обернулась. Тоска в ее изумрудных глазах тут же сменилась радостью.
- Я ждала тебя, - тихо прошептала она.
Сасори хотел что-то ответить, но из его груди вырвался лишь сдавленный сон. Иллюзия начала постепенно развеиваться. Сначала исчез силуэт девушки, затем пляж, море и последним, что его покинуло, было чувство тепла. Кукловод широко раскрыл глаза. Вновь темная пещера, равнодушные лица партнеров по организации и почти безжизненное тело Гаары, из которого медленным потоком вместе с демоном исчезала и его душа. Сасори показалось, что вместе с ней улетают в тот эфемерный мир остатки его человечности. Он знал, что после завершения этого ритуала, он вновь станет таким, каким был еще совсем недавно, буквально несколько дней назад. «Вот он - момент выбора», - пронеслось в голове. На губах его появилась едва уловимая улыбка. Резким рывком он соскочил вниз и схватил джинчурики. Техника Пэйна оборвалась. Выхватив кунай, Сасори приставил его к горлу Гаары.
- Я забираю его с собой, - произнес он ледяным голосом.
показать предыдущие комментарии (68)
15:51:06 Sсhwarz
А мне-то как жаль...
15:52:22 я индивидуальность
Блин такой хороший фанфик и оборвался на таком месте(
05:40:10 12345678901234
могли бы мы ее в контакте найти т.т
12:53:47 я индивидуальность
А кто её имя и фамилию знает?
суббота, 2 января 2010 г.
Нэриэл Ту Одершванк 14 октября 2009 г. 15:11:09

Фанфик по наруто Мне не больно(...

Слабое предутреннее рыжее солнце тускло освещало небольшой перелесок. Не смотря на то, что деревья тут росли очень жидко, видимость была крайне плохая. К тому же редкие клочки еще не успевшего развеется тумана то там то тут окутывали собой землю. Сасори торопливо перепрыгивал с ветки на ветку...
еще...

Слабое предутреннее рыжее солнце тускло освещало небольшой перелесок. Не смотря на то, что деревья тут росли очень жидко, видимость была крайне плохая. К тому же редкие клочки еще не успевшего развеется тумана то там то тут окутывали собой землю. Сасори торопливо перепрыгивал с ветки на ветку, перекинув Дейдару через плечо. Конечно, то положение, в коем сейчас пребывал подрывник, было далеко не лучшим для подобного рода передвижения, но выбора у Акасуны не было. Он лишь надеялся на то, что как только они доберутся до своего убежища, то он сможет вылечить напарника. Самое главное теперь было не останавливаться. Было довольно прохладно, поэтому это лишний раз заставляло его торопиться.
Поспешно перебираясь с одного дерева на другое, Сасори чувствовал, что концентрировать потоки чакры к каждой части тела становилось все сложнее, сказывалась бессонница, да и то, что он был вне Хируко, так же накладывало негативный отпечаток на его состояние. Хотя, наверное, было еще что-то. Странное смятение охватило его, как только он выбрался из поселка. Было такое непонятное чувство, будто он потерял что-то, прежде не особо нужное, но с утратой этого ему стало как-то не по себе. Прежде подобного он ни разу не испытывал, даже когда, будучи человеком в полной мере этого слова, он покидал свою родную деревню, оставив за спиной прежние не особо крепкие связи. Тогда, пожалуй, было немного грустно, но мысли о том, что он может, обретя свободу, приобрести в будущем, затмевали все отрицательные эмоции. Сейчас же было все иначе. Стойкое осознание того, что впереди уже ничего нет, терзало его ум. Ведь все что хотел, он уже получил. Или все же это не так? Акасуна неожиданно остановился, прислонившись плечом к чуть влажному стволу дерева. Смятение все усиливалось, а силы наоборот покидали его тело. Все это было очень странно. Сердце его упрямо клокотало, требуя передышки, хотя такого, он точно знал, с ним не было уже очень давно. В итоге кукловоду не оставалось ничего более как сделать небольшой привал.
Найдя небольшую поляну, наиболее хорошо освещенную, он спустился на нее. Расстелив свой плащ, он уложил на него Дейдару. Тот по-прежнему был без сознания. Возможно, пребывание на прохладном ночном воздухе немного сбило ему жар, поскольку выглядел он гораздо лучше, чем прежде. Сам же Сасори отстранился немного в сторону и, прижавшись спиной о дерево, прикрыл глаза. Сон начал понемногу овладевать им. Он расслабился, позволяя себе хотя бы ненадолго погрузиться в него. Неизвестно сколько времени прошло, но проснулся он от крайне настойчивого звона в ушах. Похоже, Лидеру потребовалось его очень срочно увидеть. Мимолетно он взглянул на небо и по незначительному перемещению солнца понял, что спал он не больше часа. Сложив пальцы в замысловатую печать, он закрыл глаза и приготовился к крайне неприятному разговору.
Вновь тоже затемненное помещение и тоже не слишком довольное лицо Пейна тот час возникли перед Сасори. На этот раз Лидер сидел на диване и выжидающе смотрел на кукловода. Но через несколько секунд после появления Акасуны все же решил приподняться, после чего ,удивленно вскинув бровь, спросил:
- Почему один, я, кажется, вызывал вас вместе с Дейдарой?
- Он не смог почтить вас своим появлением, - как-то слишком холодно бросил ему Сасори.
- Отчего же? – задал тот очередной вопрос.
- Я думаю, вы и сами прекрасно осведомленны, почему он не может, - теперь в голосе чувствовалось уже нескрываемое раздражение.
- Хм, ты прав, - согласился с ним Пейн, решив проигнорировать дерзкий тон кукловода. – Как он сейчас? – с безразличием поинтересовался он.
- Лучше чем был, когда я его обнаружил лежавшего в луже собственной крови, но хуже чем пару-тройку дней назад.
Напряжение в воздухе поднялось просто до невозможного уровня.
- Я надеюсь, он поправиться.
- Если бы вы и вправду так считали, то оказали бы ему должную помощь, это было вполне в вашей компетенции. Но вы этой возможностью не воспользовались, - Сасори сжал губы в тонкую полоску и с вызовом посмотрел на Лидера. Тот не отводя взгляда, еле заметно хмыкнул.
- Ты стал какой-то слишком чувствительный, Сасори, это на тебя не похоже.
- Он мой напарник. Я к нему уже привык, а подстраиваться под кого-то другого в случае его гибели, мне совершенно не хочется. Так за чем вы меня вызывали? – напомнил он Пейну о цели своего визита.
- В связи со сложившейся ситуацией я думаю, что вы не в состоянии будете выполнить свое задание, поскольку Дейдара вряд ли сможет восстановиться до окончания выделенного вам срока. Он не послушал приказа и полез не за своим джинчуурики без должной на то подготовки, результат на лицо. В силу ваших предыдущих заслуг перед нашей организацией, я закрою на это глаза, - тут Пейн на некоторое время замолчал, словно о чем-то раздумывая.
-Ну, так и кто теперь будет заниматься нашим делом? – поторопил его Сасори. Он уже наперед знал, что их разговор будет именно об этом. Его интересовало лишь одно обстоятельство, о котором он и поспешил спросить.
- Я долго раздумывал. Сначала я склонялся в сторону Итачи и Кисаме, - при этих словах Сасори еле заметно напрягся. – Но потом все же сделал свой выбор в сторону Какузу и Хидана. Теперь этим делом занимаются они. Основная же твоя задача теперь сделать так, что бы Дейдара смог восстановиться ко времени извлечения демона и самое главное больше не натворить глупостей.
- Похоже, вы забываете, я ему не нянька! И следить за каждым его шагом, отговаривая от непредусмотрительных ошибок, не намерен.
- Сасори, я просто считаю тебя более благоразумным из вас двоих, поэтому по-хорошему прошу тебя воздержать Дейдару от каких-либо необдуманных действий. Я все сказал, что хотел,- наконец подытожил он.
- Тогда до скорой встречи, - произнес Акасуна и удалился.
Когда он оказался вновь на поляне, солнце поднялось гораздо выше, и теперь ясный желтовато-оранжевый диск его возвышался над кронами деревьев и уже в полной мере озарял все вокруг. Где-то отдаленно слышался щебет птиц. Лес постепенно просыпался. Сасори в одно движение оказался возле Дейдары и, подхватив его, отправился в дальнейший путь. Сетуя на то, что потратил много времени на глупые разговоры с Лидером, он прибавил скорость. Но не прошел он и сотни метров, как хорошо развитое предчувствие заставило его остановиться и спуститься вниз. Постояв с пол минуты, он ощутил, как сердце вновь невольно колыхнулось, и он громко крикнул:
- Можешь не прятаться, я тебя уже давно заметил!- его голос неровным эхом разнесся по лесу.
И тут из-за внушительного ствола одного из деревьев выглянула Темари и одним движением оказалась подле кукловода.
- Я и не думала прятаться, - воскликнула девушка. Глаза ее неуверенно забегали из стороны в сторону, что свидетельствовало о некого рода замешательстве, в котором пребывала куноичи. И видно было, что этот ее надменный тон совсем не соответствует ее внутренним чувствам.
- Какого черта ты за нами пошла? – спросил Сасори. В свои слова он попытался вложить как можно больше злости и раздражения, но даже у него это вышло как-то немного неестественно.
- Ты же сам сказал, что теперь поимкой моего брата будет заниматься кто-то другой. Ну, так вот я обязана узнать кто это! – уже менее уверенно произнесла она.
- Это самая глупая отговорка из всех, которые ты только могла придумать при данных обстоятельствах! – еле сдерживая улыбку, произнес он. Та тяжесть, которая истомляла его изнутри последние несколько часов, теперь куда-то исчезла, и внутри стало гораздо легче.
- Это не отговорка, а правда! – с каким-то остервенением произнесла она, словно ее только что уличили в чем-то крайне постыдном.
- Тем более с чего это ты взяла, что я тебе что-то расскажу? – спросил он у нее.
- Как это с чего? После всего этого, да ты… ты просто обязан… - она неожиданно замолчала, запутавшись в собственных фразах.
- Послушай, мне сейчас некогда с тобой вести беседы. Если у тебя возникло желание пообщаться со мной по душам, то тогда сделаем это после, - с этими словами он запрыгнул на ветку дерева, и, обернувшись, посмотрел на Темари вниз и добавил:
- Если хочешь получить ответы на так интересующие тебя вопросы, поспеши.
Темари слегка опешила от такого ответа, но через минуту она уже торопливо перепрыгивала с ветки на ветку, стараясь не упустить из виду знакомый черный плащ с красными облаками.
Так продвигались они какое-то время. Вскоре лес начал становиться все реже, и им ничего не оставалась как спуститься вниз и продолжать свой путь по земле. Чем дальше они шли, тем окружающая их растительность становилась все беднее и беднее, да и звуки, обычно наполняющие собой природу, совсем стихли. Впереди раскинулась череда скалистых ущелий. Перейдя через каменистую россыпь, они оказались около одного из них. За все время этого их совместного перемещения они не произнесли друг другу не слова, поэтому Темари, погруженная в глубокую пучину своих далеко не радостных мыслей, вздрогнула, услышав голос Сасори:
- Мы пришли.
- Это тут? Но здесь же ничего нет кроме скал, - еще раз внимательно осмотревшись вокруг, удивленно произнесла девушка.
- Неужели ты думаешь, что свое убежище мы создадим где-нибудь на берегу реки в виде чудесного летнего домика?
Девушка презрительно фыркнула, давая понять, что если это и шутка, то она ее не оценила.
Акасуна прошел внутрь небольшой пещеры. Темари проследовала вслед за ним. В нос сразу ударил резкий запах сырости, от чего куноичи непроизвольно поморщилась. Стены скалы изнутри местами были покрыты мхом. Все тут свидетельствовало о многолетней безлюдности.
- Ты уверен, что мы пришли куда нужно? – с недоверием спросила она.
- Я пока еще в своем уме, - произнес кукловод, удаляясь все дальше в глубь, туда где совсем не доходили лучи солнца.
- Лично я в этом порой сомневаюсь, - тихо под нос пробурчала себе девушка.
- Ты что-то сказала? – обернувшись, спросил Сасори.
- Нет, ничего, тебе послышалось, - выкрикнула она ему вслед.
Вскоре стало совсем темно, а на ощупь передвигаться тут Темари совершенно не хотелось. Это было, по меньшей мере, опасно. Акасуна, словно прочитав ее мысли, нащупал где-то на стене факел и, чиркнув спичкой, зажег его. Все пространство тут же осветилось тусклым светом. Дальше шел выступ, поднимающийся вверх.
- Послушай, может, я понесу факел, тебе, наверное, будет не удобно, - сказала она, косясь на болезненное лицо Дейдары, который безжизненно висел на плече напарника.
- Неплохая идея, - согласился Акасуна и передал ей факел. – Только не отставай от меня ни на шаг. Я должен хорошо видеть дорогу. Дальше уступ будет сужаться, так что идти придется очень осторожно.
Так шли они еще некоторое время. Темари с опаской глядела себе под ноги, поскольку по тому времени, за которое мелкие камни, отлетавшие из-под ее сандалии, с шумом падали вниз, она поняла, что забрались они уже довольно высоко. Наконец, сделав еще пару шагов, кукловод остановился. Выступ стал заметно шире, но дальше дороги не было, ее преграждала огромная стена.
- Ну и что теперь? – чуть запыхавшись, спросила девушка.
- Сейчас увидишь, - он положил Дейдару на землю и начал складывать сложные печати. Уследить за движением его пальцев Темари, как ни пыталась, не могла. Тут раздался оглушающий шум, и стена, словно огромная дверь, медленно начала раскрываться. В воздухе тут же повисло песчаное облако, девушка закашлялась и прикрыла рукой глаза. Когда пыль, витавшая в воздухе, улеглась, девушка смогла разглядеть перед собой просторное помещение, из которого выходило несколько комнат. Сасори поднял Дейдару и прошел в одну из них. Это оказалась что-то вроде спальни. Там была небольшая кровать и стол. И что самое странное даже небольшое окно, удивительным образом сделанное в скале, там присутствовало. Внутри помещение мало чем отличалось от обычных жилищ, расположенных в Суне.
- Это все ты сделал что ли? - пораженно спросила девушка.
- Я делаю куклы, а не строю дома, тем более тут.
Сказав это, он вышел, и, пройдя по длинному коридору, зашел в дальнюю комнату и громко хлопнул дверью, словно предупреждая девушку, что туда ей входить не следует. Темари же в сложившейся ситуации было крайне сложно чем-то удивить, поэтому она приняла поступок Сасори как должное.
Она между тем подошла к Дейдаре и дотронулась рукой до его лба. Жара почти не было. Уголки ее губ, словно торжествуя, приподнялись вверх. «Я же говорила, что он хороший лекарь», - подумала куноичи. Затем она присела на корточки возле кровати и, внимательно посмотрев на измученное лицо подрывника, вздохнула:
- А все же жалко, что тебя тогда не убили, чертов ублюдок. И зачем я только тебе помогла?
Тут по коридору раздались торопливые шаги кукловода, поэтому девушка поспешно встала. В комнату вошел Акасуна, неся с собой целую кучу различных лекарств
- Заметь, выглядит он гораздо лучше, - с сарказмом произнесла девушка. – А ты мне не верил!
- Все равно оставаться там мы не могли.
Первым делом Сасори перевязал рану чистыми бинтами. Шов на удивление быстро затягивался. Когда со всеми лечебными мероприятиями было покончено, Акасуна сложил все лекарства обратно.
- К вечеру он должен, скорее всего, очнуться.
- Я надеюсь, он не будет вопит как раньше?
- Я тоже на это надеюсь, - сухо ответил ей кукловод. – А пока мне нужно поработать, - с этими словами он было опять направился в ту отдаленную комнату, но Темари его остановила.
- Ты будто и не человек,а - кукла.Неужели ты ни капли не устал? Может, поедим сначала? Тут вообще есть что-нибудь из еды?
- Что-то было, - пожал он плечами. – Тут должна быть кухня, поищи сама мне некогда.
Так как девушка испытывала сильный голод, ей не оставалось ничего более как воспользоваться советом Сасори. Кухню она действительно обнаружила в конце коридора в противоположной стороне от двери, где находился сейчас кукловод. Вообще помещение было гораздо больше, чем могло показаться на первый взгляд. Темари насчитала в общей сложности штук восемь комнат. Здесь даже была предусмотрена ванная, хотя откуда тут могла взяться вода, было не совсем ясно. Был тут и большой просторный кабинет с огромный столом по середине, видимо, предназначенный для каких-то важных собраний. Но в целом все комнаты были практически не обжитые, что свидетельствовало о редком пребывании тут членов Акацуки.
Кухня представляла собой небольшое помещение с одним столом, четырьмя стульями, небольшой газовой печкой и парой шкафчиков. Из еды по большей части была только лапша да несколько мешочков с крупой, сахаром, мукой и сухим молоком. Но Темари была рада и этому. Заварив себе лапши, она поела и приняла душ. Все это крайне повысило ей настроение. Возле ванной в шкафу она обнаружила аккуратно сложенную одежду в точности такую же, в какую были одеты оба преступника. Недолго думая, без всякого зазрения совести она решила ей воспользоваться. Она поспешно скинула с себя грязное и местами порванное платье и переоделась в одежду шиноби. Затем решительным шагом направилась в комнату, куда зашел Сасори. Девушка негромко постучалась и, не дождавшись разрешения, прошла внутрь. Комната это была, по всей видимости, мастерской. В ней то там то тут были развешаны сломанные куклы и всевозможные детали от них, на полках стояли множества различных бутыльков, и кругом лежало разномастное оружие, скорее всего предназначенное для модернизации кукол. Что-то подобное она раньше видела и у Канкуро. Сасори же сидел на одном из стульев и усердно прикручивал винтики к одной из кукол. При появлении Темари он удивленно посмотрел на нее, приподняв лицо.
- Чего тебе?
- Я просто подумала, что, может, ты все же захочешь поесть, поэтому и зашла спросить.
- Нет, я не голоден, - отрицательно покачал он головой. И вновь опустил голову, окунаясь в работу.
- Что ты делаешь? – заинтересованно спросила она, пройдя вперед и усевшись на свободный стул чуть поодаль от кукловода.
- А ты что не видишь? - не отрываясь от дела, ответил он.
-Видеть то вижу, просто не пойму, почему ты тут же бросился заниматься этой куклой, совсем не отдохнув.
Сасори промолчал. В комнате на некоторое время воцарилась тишина.
- Странно это все, - наконец задумчиво произнесла Темари, разглядывая деревянный брусок неопределенной формы, больше всего напоминавший недоделанную руку.
-Что странно? – удивленно спросил Сасори, на мгновение оторвавшись от починки марионетки.
- Это все. То что я сейчас здесь. Мы из одной деревни, но при этом враги, - она отложила брусок в сторону и расслабленно откинулась на спинку стула.
- Лично я тебя своим врагом не считаю.
- Неужели? – удивленно вскинула вверх бровь девушка.
- То что ты потащилась сейчас за нами, это еще не повод.
- Зато одно то, что ты охотился за моим братом, уже делает тебя врагом.
- Ну, больше то я за ним не охочусь, - усмехнулся он. Этот глупый разговор не о чем, начинал его забавлять. И даже было немного странно. Когда Дейдара к нему начинал лезть во время работы с подобного рода болтовней, он готов был придушить его на месте. Но девчонка отчего-то не вызывала в нем подобного желания. Это было очень странно. – Да и ты бы лучше за место просиживания тут бежала на помощь своему брату, - подумав, добавил Акасуна.
- Это глупо. Гаара очень силен. К тому же у него много сподвижников. Да и Коноха сейчас на нашей стороне. А тут у меня есть возможность узнать что-либо полезное.
- Как знаешь, - хмыкнул Акасуна.
- Да ты сам как-то не особо стремишься от меня избавиться, - неожиданно Темари встала и одним движением оказалась возле Сасори. Он, не ожидая ничего подобного, непроизвольно отодвинулся назад и как-то неуверенно произнес:
- Не говори глупости, - теперь что бы видеть ее лицо, ему пришлось приподнять голову вверх.
- Кстати, давно хотела у тебя узнать, - неожиданно сменила тему девушка. – Почему ты покинул деревню?
Кукловод устало прикрыл веки, говорить на эту тему ему не хотелось совершенно. В комнате вновь повисло неловкое молчание.
- Ну, так что? – поторопила его с ответом куноичи. Поняв, что просто отмолчаться не удастся, он недовольно посмотрел куда-то мимо Темари и, поджав губы, уклончиво ответил:
- Просто мне нужно было продвигаться дальше, а если бы я остался в деревне, у меня бы этого точно не вышло.
- Почему? – не отставала с вопросами Темари.
- Ты что сегодня решила заменить Дейдару. Это он обычно любит задавать разного рода глупые вопросы, особенно когда я работаю, - произнеся это, он встал, и, бесцеремонно отстранив девушку в сторону, подошел к окну. Отодвинув тонкий тюль, прикрывающий окно, он задумчиво посмотрел на бесцветную даль раскинувшегося перед ним какого-то слишком уж одряхлевшего леса. Старые сосны стояли, скособочившись, и переплетались вверху друг с другом редкими кронами. Сасори невольно подумалось, какое это все же жалкое зрелище. Деревья, некогда бывшие такими величавыми, теперь потеряли всю прежнюю мощь и постепенно увядали бод безликими щупальцами времени. Время… Разве поймет эта девчонка его истинные мотивы, желание хоть немного приблизиться к вечности. Разумеется, нет.
- Если это такой страшный секрет, можешь не рассказывать, - раздался звонкий голос девушки под самым его ухом. Он вздрогнул. Темари как-то слишком незаметно подобралась к нему сзади.
- Не в этом дело, ты просто не поймешь.
- Ты ведь даже не пытался объяснить.
Внезапно Темари подошла к нему совсем близко и кончиками пальцев дотронулась до его шеи. Тепло слабой приятной волной охватило его затылок. Он вздрогнул и неловко дернулся в сторону. Куноичи, точно обжегшись, убрала руку. Подобной реакции на свое прикосновение она явно не ожидала. Сасори, расширив глаза от ужаса, повернулся к девушке. Это было просто невозможно, он явственно только что ощущал тепло. Пускай это длилось всего долю секунды, но это было.
- Ты что меня боишься? - немного смутившись, спросила она.
Он тут же постарался взять себя в руки.
- С чего ты взяла?
- Ты вздрогнул, когда я до тебя дотронулась. У тебя кожа такая холодная, словно ты замерз сильно-сильно.
- Я не замерз, - чуть дрогнувшим голосом произнес он. Теперь ему начинало казаться, что он ощущает слабый пряный аромат, исходящий от девушки. Это все было выше его сил, за гранью понимания.
- Может, ты все же расскажешь о причинах?
- Эта деревня лишь забирала у меня близких мне людей, и не давала взамен того, что я хотел получить, - попытался придумать наиболее правдоподобную отговорку он. Но в сложившейся ситуации это у него получалась с трудом. Потоки чакры словно не хотели слушаться его и пульсирующими толчками то прерывались, то подавались вновь. От этого возникало иллюзорное ощущение головокружения. Темари же между тем приблизилась вперед еще немного. Теперь друг от друга их отделяло каких-то двадцать сантиметров. Двадцать сантиметров длиною в бесконечность.
- А что ты хотел получить взамен? – тихо выдохнула она ему в лицо, и, минуя тот нескончаемый отрезок, что разделял их, дотронулась до его губ. Ее губы были невыносимо горячие. Сасори в ужасе раскрыл глаза. Прошло всего мгновение, а ему казалось, что немыслимое количество времени. Голова закружилась еще сильнее, и сладко-пряный запах теперь отчетливо резко ударил в нос. Невероятно. Опомнившись он быстро отпрянул назад, неловко запнувшись об что-то, чуть не упал, затем, прижавшись спиной к стене, замер, смотря на испуганную девушку диким безумным взглядом.
- Это бесполезно, я все равно ничего не чувствую! – каким-то чужим, не принадлежавшим ему голосом, выкрикнул он.
- Что значить ничего? – тихо проронила Темари.
- Ты хотела знать, что я желал получить? К чему стремился? Так смотри! – дрожащими, неслушающимися пальцами он начал торопливо расстегивать кнопки на плаще. Покончив с этим делом, он резким рывком задрал черную майку вверх, оголяя уродливый, опустошенный от внутренностей живот, в котором находился моток стального троса, а в груди на месте сердца был контейнер с алым иероглифом, обозначающим его имя.
- Что… это? – заплетающимся языком, пребывая в сильном шоке, спросила девушка.
- Это то к чему я так стремился, это- вечность! – его истерический громкий голос заполонил все пространство комнаты.
Только тут до Темари начал доходить смысл всего, что она видела прежде. Теперь все четко складывалось в характерную картину. Вот почему он почти не уставал, никогда не ел, и выглядел не на тридцать лет, а гораздо моложе. И понятно стало откуда эти странные полоски на его запястьях. Неожиданно к горлу подступила невыносимая тошнота, одно понимание того, что Сасори сотворил с собой, вызывало в ней стойкое отвращение. Не найдя в себе сил больше находиться тут, она быстро выбежала, громко хлопнув дверью, оставив обезумевшего Сасори на едине с собой. Он медленно спустился, скользя спиной о стену, на пол. И чему-то грустно улыбнулся. Все кончено, последняя нить его человечности оборвана.

показать предыдущие комментарии (4)
16:42:38 Нэриэл Ту Одершванк
Спасибо))) положительные комменты-лучший побудитель к дальнейшему написанию
НЯМ-НЯМ tolxy.com
Играй прямо в браузере!
среда, 14 октября 2009 г.
Нэриэл Ту Одершванк 9 октября 2009 г. 11:50:58

Фанфик по наруто Мне не больно(...

Темари не солгала, и через несколько часов пути они действительно оказались в небольшом поселении. Их внезапное вторжение в это богом забытое место не произвело на местных жителей абсолютно никакого впечатления. Лишь дети, еще не обремененные никакими серьезными проблемами, выбежали им на встречу...
еще...
Темари не солгала, и через несколько часов пути они действительно оказались в небольшом поселении. Их внезапное вторжение в это богом забытое место не произвело на местных жителей абсолютно никакого впечатления. Лишь дети, еще не обремененные никакими серьезными проблемами, выбежали им на встречу и, любопытно вытаращив глаза, некоторое время наблюдали за ними. Но вскоре и те потеряли к ним всякий интерес.
Когда они прошли немного вглубь поселка, у одного из домов куноичи жестом остановила Сасори, а сама юркнула в небольшую дверь, прикрывающую вход в нечто внешне более всего напоминающее хижину. Акасуне не оставалась ничего более как ждать. Девушки не было слишком долго. Хотя, возможно, так показалась лишь одному Сасори. Дейдара, мирно покоящийся у него на руках, вдруг начал вертеться и шептать что-то не вполне внятное. Кукловода это насторожило и заставило немного нервничать. « Черт, Дейдара, если ты только выживешь, то я сам лично убью тебя, честное слово», - тихо произнес он одними губами. Судя по прошедшему количеству времени, лекарство могло перестать действовать в любую минуту. А если это произойдет, кровотечение непременно откроется снова. Когда наконец Темари вышла, Сасори показалось, что прошла целая вечность. Лицо ее было слегка озадачено. Она торопливо подошла к нему.
- Ну что там? – нетерпеливо спросил кукловод.
- Он согласился помочь, но, похоже, он догадывается, что тут дело не чистое, поэтому просит денег. У тебя они есть? – шепнул она.
- Разумеется, - недовольно ответил ей Акасуна и, придерживая подрывника одной рукой, извлек из-за пазухи небольшой мешочек.
- Этого хватит? – спросил он, после того как Темари внимательно изучила содержимое узелка.
- Надеюсь.
Она вновь исчезла за дверью, но на этот раз вернулась вполне быстро и, поманив Сасори за собой, опять скрылась.
Когда кукловод зашел внутрь, его поглотила полная темнота. Он тут же торопливо изменил потоки чакры к глазам, что бы иметь возможность ориентироваться в пространстве.
- Иди сюда, - позвал его девичий голос, и он, ступив вперед, оказался в просторной комнате. Если бы не слабый свет от допотопного камина, расположенного в дальней стене, она бы была такой же темной как и небольшой коридорчик. Удивительным было то, что тут напрочь отсутствовали окна. То ли тут они изначально не были предусмотрены, то ли просто позже их кто-то заделал, это было не ясно.
В центре комнаты стоял какой-то дряхлый старик, выглядевший куда более чем странно. На голове его был надета нелепая меховая шапка, а сам он был в потертом, выцветшем рабочем костюме точно таком же, в каком были одеты тут большинство крестьян, встреченных им по дороге. Морщинистое лицо его не выражало абсолютно никаких эмоций. Казалось, ему совершенно все равно, что сейчас тут подле него происходит. Темари же, стоящая чуть в стороне, не выдержав более наблюдать за удивленным лицом Сасори, произнесла:
- Ты долго еще будешь так стоять, ложи его, - при этом она указала на пол. Внизу был расстелен старый и, скорее всего, грязный футон. Сасори, еще раз поразившись окружающей его первобытности, осторожно положил туда напарника, и, привстав, тихо шепнул Темари.
- Ты уверенна, что этот старик действительно сможет его вылечить?
На это девушка лишь хмыкнула, всем своим видом показывая всю откровенную глупость вопроса. Зато прежде молчавший лекарь, наконец, проявил признаки жизнедеятельности и, опустившись возле Дейдары, хрипло произнес:
- Если вы мне не доверяете, то можете проваливать отсюда! Вас тут никто не держит, - в комнате повисла звенящая тишина. Сасори нахмурился, но отвечать на это ничего не стал. Через минуту после осмотра раны парня старик взял его оторванную руку и начал внимательно разглядывать, затем, приподняв голову, холодно посмотрел на Сасори и спросил:
- Вы хотите, что бы я вернул ее на место?
- Вы что издеваетесь? - неожиданно сорвался на крик Акасуна. - Уже несколько часов прошло, там необратимые некротические изменения. Если ее пришить, он от собственного яда погибнет!
- Не погибнет, - спокойно произнес тот, словно на него только что и не кричали вовсе. - Но мучаться будет прилично. Боль будет такая, что выдержать ее не каждый сможет. Но, похоже, ваш дружок из выносливых. Скорее всего, справиться.
Лекарь привстал и подошел к полке с множеством различных банок и коробок, расположенной у дальней стены. Порывшись среди них, он извлек несколько и вновь присел рядом с парнем.
- Ну так что, будем пришивать?
- Будем! - уверенно воскликнула девушка. Сасори удивленно посмотрел на нее, но возражать не стал. Из одной коробки тут же были извлечены шприц и какое-то вещество в небольшой колбе. При виде этого достижения медицины Акасуна даже немного поразился, так не вязалось это с окружающей их допотопной обстановкой. Первым делом старик обколол окоченевшую руку, а потом и самого Дейдару. Тот никак не отреагировал на прикосновение к ране, очевидно, его забытье было достаточно крепким. Не проявил он сопротивления и во время пришивания к нему руки, хотя Сасори и Темари были на страже, готовясь при необходимости крепко прижать того к полу.
Провозившись с Дейдарой не больше часа, старик оставил их одних, велев периодически обтирать подрывника прохладной водой. Первое время все шло хорошо, но позже, спустя пару часов, начался настоящий ужас. Вначале Дейдара стал откровенно бредить, ворочаясь из стороны в сторону. Холодный пот стекал с его лба в невероятных количествах, так что Сасори ели успевал обтирать его бледное лицо. Волосы парня разметались по светлой простыне, все же постеленной сверху футона во избежание совсем уж явной антисанитарии. Уцелевшей рукой он зажимал ее край и тихо всхлипывал, время от времени приоткрывая затуманенные глаза. Но вскоре эти всхлипы начали переходить в явные вскрики, и уже через пятнадцать минут Дейдара орал так, что просто закладывало уши.
Темари сидела возле камина и тоскливо глядела на слабые языки пламени. Они почти безжизненно мерцали во мраке, тусклым светом падая на девушку. Некое уныние царило тут, практически
все здесь было им пропитано. Поэтому отвратительное настроение, в коем прибывала девушка, теперь многократно усилилось. Злость полностью охватила ее тело и разум. Куноичи обхватила руками колени, и едва заметно вздрагивала от каждого нового крика подрывника. В какое то мгновение ей даже захотелось вскочить и начать крушить тут все без разбора, а потом подойти к Сасори и ударить того по физиономии, остававшейся спокойной даже в такой крайне неприятной ситуации.
Наконец когда подрывник немного успокоился и задремал, девушка повернулась и, не скрывая явного раздражения, произнесла:
- Когда старик сказал, что Дейдара будет сильно мучаться, я и не предполагала, что он будет так вопить. У меня уже от него голова раскалывается, - при этом он дотронулась подушечками пальцев до висков.
Сасори поправил на Дейдаре сбившееся одеяло и недовольно взглянул на девушку.
-Я бы хотел посмотреть на тебя, окажись вдруг ты на его месте. Удивительно как он вообще, потеряв столько крови, смог выжить.
- Еще бы! Ведь таких как вы так просто не убить! – с легким сарказмом ответила ему куноичи.
Сасори внимательно посмотрел на нее, и вдруг на его губах заиграла легкая улыбка.
- Какого черта ты улыбаешься? Я вроде не говорила ничего смешного!
- Ты очень забавно выглядишь, когда сердишься,- не отрывая от нее взгляда, произнес он. Реакция на сказанное была соответствующая.
- Да пошел ты! - вскрикнула она и, приподнявшись, отвернула лицо от кукловода, пряча едва проступившие слезы.
- Сейчас ты ведь вовсе не на меня злишься, верно? Ты злишься на себя, за то что ты, не смотря ни на что, помогла Дейдаре. Правда причину твоего поступка я пока понять не могу, - он задумчиво перевел взгляд на огонь и, взяв небольшую кочергу, стоявшую рядом, осторожно поворошил поленья. Языки пламени, словно недовольные таким внезапным вмешательством на их территорию, ярко вспыхнули, но вскоре погасли вновь.
Темари, пребывая в рассеянности от услышанного, замерла и простояла так с пол минуты, а затем быстро повернулась к Сасори, и, уже не скрывая от него раскрасневшихся глаз, истерично прокричала:
- Ты думаешь, что все понимаешь, да? Строишь тут из себя самого умного. На самом же деле ни черта ты не знаешь!
- Успокойся, - отрывисто произнес Акасуна. – Ты ведешь себя глупо, сначала сама предлагаешь помощь, а потом закатываешь истерики как ненормальная.
- Да ты… - Темари хотела еще что то высказать, но по комнате вновь начали раздаваться тихие всхлипы Дейдары, и кукловод, потеряв к девушке весь интерес, приподнялся и торопливо подошел к нему.
- Данна, - прошептал он. – Я больше так не могу… лучше умереть, но я не могу… должен отомстить…, - он на мгновение остановил затуманенный взгляд на Сасори и облизал сухие губы. – Пить…
Акасуна намочил платок в чашке с водой, которая стояла рядом, и провел им по губам подрывника. Тот жадно приоткрыл рот и начал глотать стекающие капли.
- Дейдара, потерпи, тебе пока нельзя! – Сасори попытался убрать платок от его рта, но подрывник на это протестующее замотал головой и вцепился в него здоровой рукой. Сасори пришлось с силой вырвать его. Парень, точно его с силой ударили, тут же притих и через мгновение забылся болезненным сном.
Прошло еще несколько часов, а Дейдаре становилось все хуже и хуже. Он был очень плох, Акасуна это понимал как никто другой. У подрывника начался сильный жар, и в сознание он практически больше не приходил. Кукловод скинул с него одеяло и, стянув майку, начал обтирать водой его исхудавшее всего за один день тело. Покончив с этим, он приподнялся и подошел к полке с разными склянками. К несчастью все они были не подписаны, а лишь по одному запаху точно определить состав даже такой опытный химик как он не мог. Выругавшись в пол голоса, Сасори вышел из комнаты.
- Эй, старик! - громко позвал он несколько раз лекаря, но тот не отзывался. Тогда Акасуна зашел во вторую комнатушку, расположенную рядом. Она была поменьше той, в которой они находились, но существенных различий между ними не было. Разве что вместо камина помещение тут освещала небольшая керосиновая лампа, стоящая на небольшом столике, расположенном возле еще одного футона. Правда толку от этой лампы практически не было. Комната была безнадежно пуста. Сасори еще раз громко позвал лекаря, в слабой надежде, что где-то тут была расположена еще одна потайная коморка, в которой и спрятался старик, но ответом кукловоду вновь послужила тишина. Тогда он подбежал к уснувшей было Темари, разместившейся у стены возле камина, и позвал ее. Очевидно, она пребывала в довольно глубоком сне, поскольку его крики ее не сразу разбудили. Когда наконец девушка проснулась. Она недовольно потерла сонные глаза и не вполне понимающим взглядом посмотрела на Сасори.